Нефтяная мафия в погонах

Ежегодно миллионы тонн нефти в России расхищаются при перевозке или через врезки в трубопроводы. Нефтяные компании получают искажённые данные по добыче, бюджет недосчитывается миллиардов рублей. Бороться с расхитителями было бы не так сложно, если бы они не работали под покровительством правоохранительных органов.Об этом сообщает Vlast.ORG со ссылкой на  svoboda.org
Радио Свобода провело расследование системы хищений нефти в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, регионе, где добывается 40% российской нефти. Мы поговорили с бывшими и действующими сотрудниками правоохранительных органов, сотрудниками служб безопасности нефтяных компаний в Нижневартовске, Сургуте и Москве и даже с людьми, близкими к преступным группировкам. Все они просили не упоминать их имён, опасаясь мафии с покровительством в самых высоких кабинетах. Мы ознакомились с внутренними документами МВД и уголовными делами, которые возбуждались против тех, кто оказывался на пути нефтяной мафии. Мы также изучили архив «Общественного телевидения Югры» – СМИ, уничтоженного ФСБ и МВД после ареста его главного редактора Эдуарда Шмонина. Эти материалы были изъяты при обысках и впоследствии потерялись во время следствия, но мы их нашли.

История 1. Полицейский против ФСБ

Доказательства вовлечённости ФСБ в хищения нефти содержатся в уголовных делах тех, кто стал на пути расхитителей. Бывший начальник ОМВД по Нижневартовскому району Сергей Зинченко оъявил войну врезчикам и был уволен после возбуждения против него уголовного дела.

На основании полученной информации можно с уверенностью утверждать: за последние годы основной структурой, которая контролирует хищения нефти, стала ФСБ. Впрочем, МВД, ГИБДД, ОМОН и даже Следственный комитет и судьи тоже в доле, так же как и службы безопасности нефтяных компаний и ЧОПы, охраняющие месторождения. Меняются начальники и сотрудники, некоторые даже садятся на скамью подсудимых, но система промышленного воровства продолжает функционировать. При попытках бороться с хищениями нефтяные компании встречают сопротивление в правоохранительных органах – дела против расхитителей возбуждаются с трудом, а если их и удаётся довести до суда, большинство обвиняемых получает небольшие или вовсе условные сроки.

Материалы, собранные РС, в основном касаются ХМАО, но система хищений устроена подобным образом и в других нефтедобывающих регионах.

Золотые шланги

Как рассказали собеседники РС и как следует из изученных материалов, нефть похищается в промышленных масштабах на всех этапах транспортировки и переработки, но грубо можно выделить две группы способов хищения: врезки в трубопроводы и хищения при добыче и перевозке нефти.

Незаконная врезка в газопровод. Материалы Эдуарда Шмонина для фильма «Криминальная нефть». Существование такой врезки – повод для возбуждения уголовного дела, но дело по материалам фильма было возбуждено против самого журналиста.

По словам источников РС, при автомобильных перевозках может расхищаться до половины добытой нефти: операторы на «кустах» входят в сговор с преступными группами, которые покупают часть добытой нефти, владельцы нефтекомпаний получают искажённую статистику по добыче (в частности, источники РС в ХМАО отдельно упоминают компанию «РуссНефть» Михаила Гуцериева, называя её «дырой, из которой воруют постоянно»). РС отправило запросы в «РуссНефть», «Лукойл» и «Транснефть», ответов мы не получили.

При этом воруется как товарная нефть, так и сырая: как пояснил РС директор небольшой нефтяной компании в ХМАО, весь секрет в том, что температура выходящей из скважины эмульсии – порядка 100–120 градусов, так что даже зимой эмульсия в нефтевозе «отбивается», то есть самостоятельно под действием гравитационных сил разделяется на нефть, воду и газ (вода тяжелее нефти и газа). Когда машина доедет до пункта назначения, воду можно слить, а нефть переработать на солярку или дизельное топливо. Впоследствии это топливо может даже продаваться той же нефтекомпании, у которой была похищена нефть, – к примеру, для электрогенераторов.

Вторая расхищаемая субстанция – газовый конденсат, или газолин, который образуется в газопроводах. Газолин – это фактически готовый продукт, который обычно перемешивают с бензином и продают на заправках в регионе. Качество газолина разнится: если его добавление в бензин не меняет или повышает октановое число, потребитель не заметит разницы.

Бывший сотрудник «РН-Охрана-Нижневартовск» показывает главному редактору «ОТ Югры» Эдуарду Шмонину незаконную врезку в нефтепровод

Как рассказал РС сотрудник службы безопасности крупной нефтяной компании, врезки могут делаться на этапе закладки трубопровода. Выбирается место с удобными подъездными путями, географические координаты продаются. Источники в одном из ЧОПов, обслуживающих крупное месторождение в ХМАО, рассказали РС, что расхитители платят за информацию о врезке 200–250 тыс. рублей. На удобное место для врезки может также указать начальник участка трубопровода, оператор ДНС (дожимная насосная станция), которые также закрывают глаза на падение давления в трубе. Все они так или иначе связаны со службой безопасности нефтяных компаний или правоохранительными органами.

Нефть часто похищается ночью, в процессе может участвовать от семи до 15 человек: помимо водителей бензовозов, это люди, которые наблюдают за подъездными путями и трассами рядом. На врезках обычно установлены камеры, реагирующие на движение: изображение с них отправляется контролирующим врезку сотрудникам ФСБ или МВД, которые могут считать количество заправляющихся машин, а также следить, чтобы на врезке не появились посторонние.

Нефтевоз закачивает нефть из незаконной врезки, шланг от которой протянут до базы. Материалы «РН-Охрана-Нижневартовск»

ГИБДД обеспечивает «зелёную дорогу» нефтевозам с ворованной нефтью, часть её доставляется на «самовары» в регионе, часть – в железнодорожные тупики, где перекачивается в цистерны, часть отправляется конечным потребителям автотранспортом. Нефть официально покупается одной компанией-однодневкой у другой такой же компании (так что на руках у водителя нефтевоза всегда есть правильно оформленная накладная), а потом продаётся конечному потребителю. При этом похищенная нефть не облагается НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых), только НДС, но основная масса расчётов производится за наличные, компании-однодневки копят долги по налогам и регулярно банкротятся.

Мини-НПЗ, в народе называемый «самоваром», в железнодорожном тупике рядом со станцией Нижневартовск-2

Покупатели – как крупные нефтеперерабатывающие заводы, так и небольшие частные предприятия по всей стране. Ворованная нефть может быть на 30–50% дешевле рынка, так что даже предприятия ЖКХ, учебные заведения, региональные больницы могут приобретать её для котельных: по договору оплачивается рыночная стоимость нефтепродуктов, разница возвращается наличными коррумпированным сотрудникам госучреждений. Как рассказал РС сотрудник службы безопасности крупной нефтяной компании, среди покупателей бывают даже нефтяники, у которых есть лицензия на добычу нефти, но нет собственно добычи: они просто сдают в систему «Транснефти» похищенную нефть под видом добытой, зарабатывая на разнице в цене.

Сотрудники «РН Охрана Нижневартовск» рассказали журналисту Шмонину, что через этот железнодорожный тупик транспортируется похищенная нефть. Ж/д тупики постоянно продаются и сдаются в аренду, выяснить, какая организация работает там сейчас, могут только правоохранительные органы. На видео мы видим мини НПЗ «самовар», от которого тянутся трубы к РВС (резервуар вертикальный стальной), где хранятся нефтепродукты. Напротив – станция Нижневартовск-2.

Отдельная проблема, связанная с врезками, – экология. У врезчиков нет резона заботиться о природе, врезки часто делаются некачественно, используются пластиковые шланги, всё это приводит к разливам нефти, которые по закону должны ликвидировать владельцы лицензионных участков. В большинстве случаев разливы не видят ни местные жители, ни тем более инспекторы Росприроднадзора, реальной рекультивации не проводится.

Под надёжной крышей ФСБ

Как рассказали РС источники в правоохранительных органах ХМАО, институализированная система хищений нефти появилась в регионе в начале 2000-х: «Вся система была построена сотрудниками ФСБ. Один пенсионер и другой действующий. Они прилетели с Москвы и предложили сделку моему знакомому, он был в ТНК-BP по безопасности. Они говорят: «Сведи нас со смотрящим, мы хотим организовать такую штуку, что мы будем обеспечивать крышу».

Согласно внутренним документам МВД, с которыми удалось ознакомиться РС, основными лидерами ОПГ по хищению нефти в регионе стали Ринат Мансуров и бывший оператор нефтепровода Станислав Сухов. В течение 15 лет они работали в ХМАО, но потом перебрались в другие регионы, где у них не было таких связей в правоохранительных органах. Мансуров в декабре прошлого года был осуждён на четыре года за хищения нефти в Челябинской области, а Сухов задержан в ноябре 2018 года в Республике Коми, его дело рассматривается Усинским городским судом. Сухову вменяется организация преступного сообщества, кражи (судя по всему, нефти), отмывание незаконно полученных денег.

База, на которой, по сведениям источников РС, переливают похищенную нефть. Нижневартовск, Северный промышленный узел

По словам источников РС, сегодня хищениями нефти в ХМАО занимаются другие преступники, под покровительством иногда тех же сотрудников правоохранительных органов и нефтяных компаний. У РС есть имена и фамилии сегодняшних членов ОПГ, но мы решили не публиковать их, поскольку не располагаем документальными доказательствами. «Они всем в регионе известны. Каждый фээсбэшник их знает, ничего не стоит их задержать и допросить, но никто этого не делает», – говорит собеседник РС, близкий к криминальному миру.

Масштабные хищения нефти были бы невозможны без участия ФСБ, которая наравне с полицией расследует преступления в области топливно-энергетического комплекса (ТЭК) – этим занимается Служба экономической безопасности (СЭБ). Однако, как следует из изученных РС документов, на деле сотрудники ФСБ являются основными выгодоприобретателями от хищений нефти, более того, они стали основной организующей силой всего процесса.

При этом ФСБ постоянно отчитывается о задержаниях и уголовных делах по врезчикам. Врезки могут служить годами, но если врезка «засветилась», её «сливают». Задерживают обычно водителя бензовоза и группу поддержки, вменяют только ту нефть, которую успели закачать в бензовоз, глубже эти дела не расследуются, реальное руководство ОПГ к ответственности не привлекается. Аппаратный вес ФСБ позволяет оказывать давление на судей и Следственный комитет. По словам источников РС, низовые члены ОПГ осознают риски, но в курсе, что большие сроки по этим статьям назначают редко, а ОПГ могут поддержать семью заключённого. Кроме того, в последние годы среди осуждённых врезчиков достаточно много мигрантов, в основном из Средней Азии: «Они стоят дёшево, когда одного посадят, можно нанять двух новых. У нас [в ХМАО] есть таджик Вахо, который отвечает за поставки такой рабочей силы. Его тут все знают, и все знают, чем он занимается», – говорит источник РС, близкий к врезчикам. По словам того же источника, руководит Вахо человек по кличке Андрей Тимоха, его настоящее имя также известно редакции, как и сотрудникам правоохранительных органов в регионе.

Иногда в самой ФСБ возникает недопонимание между отделами или сотрудниками, которое приводит к тому, что на скамье подсудимых оказываются и сотрудники службы. В ХМАО, к примеру, в начале 2020 года осудили оперуполномоченного ФСБ капитана Владимира Чернакова, работавшего в Управлении ТЭК в Нижневартовске. За хищение нефти и превышение служебных полномочий он был приговорён к шести годам общего режима.

Вот что говорили про Чернакова источники журналиста Шмонина из ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск» в октябре 2016 года (у РС есть запись разговора, на тот момент дело против Чернакова ещё не было возбуждено): «Был случай: мы задерживаем (…) два нефтевоза, которые только выехали с этой базы. Наши охранники задерживают. «Мы везём вообще мазут, мы едем вообще с Радужного» [то есть из другого места, говорят водители нефтевозов], товарки [товарные накладные] одни [на мазут], проверяем – нефть. Подъехало ГАИ. Приезжает Чернаков такой из ФСБ, который отвечает за ТЭК. Он приезжает, смотрит: «Так, гаишники свободны, чоповцы свободны, эти могут ехать». Хотя выехали с этой базы, документы у них с Радужного, а потом на этой базе мы находим врезку – труба пришла на эту базу с врезки. И это не единый случай, просто как пример».

По словам одного источника РС, связанного с криминальным миром, уголовное преследование Чернакова стало местью за то, что он «крысил» часть денег, которые передавал от преступников в тюменское управление ФСБ, а обвинительный приговор – за то, что неожиданно рассказал на допросах обо всех участниках преступных схем. Подтвердить эту информацию невозможно: у РС нет доступа к материалам дела Чернакова, но есть аудиозапись, где Чернаков рассказывает о нефтяной мафии в регионе, а также схема распределения коррупционных денег, нарисованная его рукой (помимо сотрудников правоохранительных органов, Чернаков называет имя уроженца Таджикистана Вахо, о котором говорилось выше). В настоящее время Чернакова судят по ещё одному делу.

По словам источников РС, самым пышным цветом хищения нефти расцвели при Вадиме Пятилетове (руководитель УФСБ по Тюменской области в 2011–2017 гг.). До Тюмени он служил замом начальников ФСБ в Самарской области и в Красноярском крае. Самарская область при Пятилетове стала одним из лидеров по хищениям нефти, кроме того, несколько его подчинённых офицеров ФСБ создали целую банду, которая обвинялась в убийствах и похищениях людей. Самому Пятилетову обвинения предъявлены не были, но своего поста он лишился и отправился работать… в охранное агентство «Лукойла». При его преемниках Игоре Кочневе (2017–2020) и Игоре Николаеве (2020 – н.в.) ситуация не изменилась. По словам источника РС в Нижневартовске, при каждом назначении нового начальника ФСБ в Тюмени хищения затихали примерно на полгода, но потом возобновлялись с новой силой. Другой источник, близкий к преступному миру, эту информацию опровергает: «Это всё ложь про полгода, – говорит он. – Москва инициирует проверку, но всех предупреждают. Из Тюмени фейсы выезжают, сразу звонят нашим. Они приезжают, деньги забирают, и пока». Источник в полиции ХМАО комментирует ситуацию следующим образом: «Кочнев поначалу взялся [бороться], [мы ему] поверили, но ничего не происходило. Николаеву в помощь москвичей надавали, но сказать, что всё прекратилось… Это ерунда. Кочнев знал всё. Да они все знают всё».

Вадим Пятилетов, в 2011–2017 гг. руководитель УФСБ по Тюменской области. По словам источников РС, при нём хищения нефти в регионе приобрели особый размах. Впрочем, при его преемниках ничего не изменилось

Любопытно, что два независимых источника подтвердили РС, что несмотря на то, что в ХМАО существует свой руководитель ФСБ, нижневартовское управление решает нефтяные вопросы напрямую с Тюменью.

В качестве основных контактов по хищению нефти источники РС называют старшего оперуполномоченного ФСБ Евгения Жилина (сейчас работает в управлении ФСБ по ХМАО в Ханты-Мансийске) и оперуполномоченного Алексея Тереничева (по непроверенной информации, сейчас работает в УФСБ по Тюменской области в столице региона). Эти фамилии называют и источники журналиста Шмонина в «РН-Охрана-Нижневартовск», они засветились в материалах уголовного дела эколога из Нижневартовска Михаила Каратеева, а также звучат на записи осуждённого капитана Чернакова: «Самое [главное], если ты уберёшь Жилина, то эти воровайки останутся без прикрытия, необходимо убирать Володю Мальгина (сотрудник МВД, речь о котором пойдёт ниже. – Прим.) и Рената. Они все там в связке. Если один приходит к кому-то договариваться, то он идёт ко всем службам. И все машут: «Да-да-да, пусть работают, – рассказывал Чернаков источнику РС, предоставившему нам эту запись. – Самый основной во всей делюге – Жилин. Если к нему обращаются воровайки, он потом всех обегает: «Там сдвинутся пацаны, потом занесём». И все машут – всё хорошо».

Коррупционная схема участия сотрудников ФСБ и МВД в ХМАО в хищениях нефти, нарисованная бывшим сотрудником ФСБ Владимиром Чернаковым, впоследствии осуждённым. На схеме мы видим фамилии сотрудников ФСБ Евгения Жилина и Алексея Тереничева, а также сотрудника МВД Владимира Мальгина – об их участии в преступных схемах говорят и другие источники

Управления ФСБ по Тюменской области и по ХМАО не ответили на запросы РС.

История 2. Эколог против ФСБ

Доказательства вовлечённости ФСБ в хищения нефти содержатся в уголовных делах тех, кто стал на пути расхитителей. Эколог из Нижневартовска Михаил Каратеев занимался экологической зачисткой тундры, но сел на четыре года.

Полиция на подхвате

В целом схема сотрудничества между ОПГ и полицией похожа на сотрудничество между ОПГ и ФСБ. По словам нескольких источников (из правоохранительных органов, из службы безопасности нефтекомпании, источник, близкий к криминальным структурам), за каждую врезку сотрудники РОВД получают плату, которой делятся с руководством. Более того, по словам одного из бывших сотрудников полиции, в ХМАО есть план по взяткам, который должны выполнять начальники райотделов. План по раскрываемости преступлений также есть, поэтому полиция, как и ФСБ, время от времени «хлопает» врезчиков.

По словам источников РС, со стороны МВД системе нефтеврезок покровительствовал генерал Василий Романица. В 2002–2007 гг. он возглавлял линейное управление МВД в аэропорту Домодедово. После того как в 2004 году террористки-смертницы взорвали два самолёта, Романицу назначили замначальника Департамента обеспечения правопорядка на транспорте МВД, но уволили в 2011 году после теракта в том же аэропорту.

Василий Романица, в 2011–2020 гг. руководитель МВД по ХМАО – Югре, сегодня – заместитель начальника Главного управления на транспорте МВД РФ. Романицу называют основным покровителем системы хищений нефти со стороны МВД

После этого ему удалось устроиться на должность руководителя МВД по ХМАО, в которой он проработал почти 9 лет. В следующем году Романице исполнится 60, но в октябре, во время подготовки этого материала, вместо пенсии он был переведён на должность замначальника Главного управления на транспорте МВД РФ. Новым начальником югорской полиции стал Дамир Сатретдинов, ранее служивший замминистра МВД Хакасии. Мы отправили запросы и Василию Романице, и его преемнику Дамиру Сатретдинову, но ответов не получили.

Основным контактом для ОПГ в Ханты-Мансийске называют Владимира Мальгина, заместителя начальника отдела по борьбе с организованной преступностью. Его имя также звучит в записи Владимира Чернакова, а также в рапорте бывшего начальника Нижневартовского РОВД, который мы рассмотрим ниже. Рабочее место Мальгина располагается в Нижневартовске, на ул. Индустриальной, 53, где располагаются управления ТЭК и Экономической безопасности и противодействия коррупции МВД.

Максим Баранов, в 2012–2017 гг. руководитель УФСБ по ХМАО – Югре. Начальник ОМВД по Нижневартовскому району Сергей Зинченко, а также источники РС обвиняли Баранова в покровительстве нефтяной мафии

В 2018 году начальник ОМВД России по г. Радужному Александр Валюхов был задержан по подозрению в даче взятки за информацию «о планируемых мероприятиях по пресечению хищений углеводородного сырья». В 2019-м Валюхов был приговорен к 8,5 годам лишения свободы.

Отдельную роль в покровительстве хищениям играет ГИБДД. В 2016 году был уволен начальник ГИБДД Нижневартовского района Руслан Федоренко (в 2017-м он погиб в ДТП). В распоряжении РС есть рапорты рядовых инспекторов ДПС о том, что руководство заставляет их отпускать подозрительные нефтевозы без документов. Один из бывших сотрудников нижневартовского ГИБДД в разговоре с РС подтвердил формат «зелёной улицы», по которому работают расхитители нефти. По словам другого собеседника РС, деньги за это получает руководство ведомства, а не постовые, причём с уходом Федоренко система не изменилась: плата составляет по 5 тыс. рублей с машины в неделю, «бегунок» от преступной группы еженедельно заносит деньги и списки с номерами нефтевозов.

ГИБДД по ХМАО на запрос РС не ответила.

Охрана в доле

Помимо прочего, службы безопасности нефтяных компаний охраняют доступ на месторождения: автотранспорт и водители должны соответствовать определённым требованиям, это – почва для коррупции, реально проконтролировать, кто попадает на месторождения, возможности практически нет. Кроме того, у СБ есть карты нефтепроводов, СБ напрямую работают с нанятыми ЧОПами. Сотрудники СБ, как ФСБ и полиция, часто не участвуют в хищениях нефти напрямую, но получают дань от врезчиков.

Два источника РС в Нижневартовске: один близкий к криминальным кругам, а также бывший сотрудник правоохранительных органов назвали имя одного из руководителей службы безопасности АО «Самотлорнефтегаз» (принадлежит «Роснефти»), через которого «решаются вопросы» по доступу на месторождения. По словам источников, супруга этого сотрудника работает в ОСБ МВД ХМАО. Впрочем, другой источник, непосредственно из АО «Самотлорнефтегаз», утверждал, что упомянутый руководитель к хищениям нефти отношения не имеет и, наоборот, с ними борется. Поскольку документальных подтверждений у редакции нет, эти имена мы решили не озвучивать.

Руководство АО «Самотлорнефтегаз» не ответило на запрос о возможном участии сотрудников компании в хищениях нефти.

Источник РС из «РН-Охрана-Нижневартовск», источник в правоохранительных органах ХМАО, а также источники журналиста Шмонина сказали, что в «Роснефти» нити могут тянуться к Дмитрию Ложкину, генеральному директору охранного предприятия ООО «РН-Нефтькапиталинвест», дочернему предприятию «Роснефти» (до мая 2020 года ООО «РН-Охрана). Как сообщили РС бывшие подчинённые Ложкина, он «неснимаем»: во-первых, потому что женат на сестре жены замдиректора Росгвардии Сергея Лебедева, во-вторых, потому что якобы спас от уголовного преследования сына директора Росгвардии Виктора Золотова. В конце 2000-х Ложкин работал руководителем ФГУП «Охрана» МВД РФ и проходил подозреваемым по делу об откатах (Сергей Лебедев тогда занимал пост замначальника Департамента государственной защиты имущества). Разные руководящие посты в том же ФГУП занимал Роман Золотов, чьё имя также связывали с коррупционным скандалом. Подозреваемым по делу Золотов не проходил, остался во ФГУП и после увольнения Ложкина и его коллег. По словам одного из источников РС, Ложкин «взял на себя» вину, выгородив Золотова. Кстати, свидетелем по этому делу проходил и сын генерала Суходольского Григорий.

Дмитрий Ложкин на запрос РС не ответил. «Роснефть» ответила, что «информация не соответствует действительности».

Охранное агентство «Лукойла» ООО «Агентство «Луком-А» до июля 2020 года возглавлял бывший руководитель ФСБ в Тюменской области Вадим Пятилетов, о нём мы писали выше. Вообще высокопоставленные силовики часто находят предпенсионные синекуры в службах безопасности крупных компаний.

Непосредственной охраной нефтяных объектов и трубопроводов занимаются не службы безопасности, а нанятые ЧОПы, которые, впрочем, часто принадлежат нефтяным компаниям, месторождения которых они охраняют. Сотрудники ЧОПов проводят обходы нефтепроводов, при наличии квадрокоптеров следят за ними с воздуха. Мало того что они просто могут «не замечать» врезок, два источника РС в Нижневартовске рассказали, как коррумпированный сотрудник ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск» («Роснефть») продавал «воровайкам» пароль от программы, в которой можно было наблюдать за передвижением патрульных машин: на них стоят GPS-маяки.

ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск» было создано в 2015 году, генеральным директором его долгое время был Сергей Полицковой. В одной из служебных записок сотрудника компании московскому руководству, с которой ознакомилось РС, говорится, что Полицковой – родственник Дмитрия Ложкина и по совместительству его подчинённый. О Полицковом журналисту Шмонину также рассказывают источники в ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск», эту фамилию называли и собеседники РС. Этот конфликт интересов противоречил внутренним правилам «Роснефти», в результате Полицкового перевели на должность заместителя директора, но он продолжил влиять на происходящее в компании. Новым директором стал Ермек Аубакиров, ранее бывший подчинённым генерала Романицы – заместителем начальника полиции УМВД ХМАО.

Руководство «РН-Охрана-Нижневартовск» на запрос РС не ответило, «Роснефть» ответила, что «информация не соответствует действительности».

Экономика круглых столов

На основе разговоров РС с разными источниками в ХМАО, экономика врезки выглядит примерно следующим образом: тонна очищенной нефти на пунктах приёма стоит 17–20 тыс. рублей. За один нефтевоз объёмом в 30 кубов (25,5 тонн) можно получить около 450 тыс. рублей. За одну ночь с врезки вывозят 4–6 машин, то есть доход составляет от 1,8 млн до 2,7 млн рублей за ночь с врезки.

Коррупционные выплаты составляют порядка 2 млн рублей в неделю: 300 тыс. местным сотрудникам ФСБ, 300 тыс. в ФСБ в Тюмени, 300 тыс. ОРЧ, 300 тыс. начальнику ОВД города или района, 300 тыс. в управление МВД в Ханты-Мансийске, 300 тыс. – службе безопасности нефтекомпании, на лицензионном участке которой находится врезка. Плюс оплата ГИБДД и сотрудникам ЧОПа. К примеру, как следует из рапорта начальника нижневартовского РОВД Сергея Зинченко от 2014 года, по оперативной информации, только за июль 2014 года только одна группа Сухова сдала нефти на 60 млн рублей, полиции было известно о 18 врезках в нефтепроводы «Лукойла» и «Транснефти», но ни по одной из этих врезок никто не был задержан.

История 3. Журналист против ФСБ

Доказательства вовлечённости ФСБ в хищения нефти содержатся в уголовных делах тех, кто стал на пути расхитителей. Против автора фильма «Криминальная нефть», главного редактора «Общественного телевидения Югры» Эдуарда Шмонина, было возбуждено 12 уголовных дел. Суд идёт уже два года.

Ни один собеседник РС не смог даже примерно определить объём расхищаемой нефти даже на территории одного района, впрочем, понятно, что на уровне страны речь может идти о миллиардах рублей ежегодно.

«Как раньше было: на круглый стол приезжает ОПГ, полиция, ФСБ, представитель ЧОП, ГАИ, все садятся и обсуждают дальнейшую криминальную работу, что для этого нужно, – рассказывает в 2016 году один из источников журналиста Эдуарда Шмонина из ЧОП «РН-Охрана-Нижневартовск». – Главный у них спрашивает: «ЧОП, какие у вас проблемы?» Те говорят: «Всё нормально». Милиция, какие у вас проблемы? ГАИ? ФСБ? Если всё нормально, то начинаем работать. Всё у всех прикрыто». РС неизвестно, проводятся ли подобные «круглые столы» сегодня, но, по словам многочисленных источников в ХМАО, система осталась неизменной.

Впрочем, действующий сотрудник ФСБ, в прошлом имевший отношение к оперативной работе по борьбе с хищениями нефти, рассказал РС, что если в начале 2010 г. в ХМАО и правда был пик деятельности врезчиков, к 2015 году с основными ОПГ удалось справиться, так что центральный аппарат МВД в Москве в 2015 году закрыл отделы по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции во многих городах округа, оставив их только в Ханты-Мансийске, Сургуте и Нижневартовске. Тот же собеседник РС уверял, что ни Вадим Пятилетов, ни его преемники, ни генерал Василий Романица к хищениям нефти причастны не были, а всё, что про них писалось, – «чёрный пиар».

, , , ,

Добавить комментарий