Сергей Маслов: кто защитил коррупционера и дал ему «пропуск на свободу»?

Бывший генеральный директор «Корпорации развития» Сергей Маслов уже более полугода на свободе. Как же так вышло, что человек подозревавшийся в краже миллиардов рублей вышел из СИЗО и живёт себе спокойно в своём замке, в материале «Устав.нет».Биография Сергея Маслова – «коррупционер 77 уровня»?

Сергей Владимирович Маслов начал свою трудовую карьеру в «Сургутнефтегазе», начинал мастером ОТК Сургутского управления технологического транспорта, мастером участка треста «Когалымнефтегазстрой», мастером специализированного участка треста «Сургутнефтедорстройремонт».

В девяностые годы Маслов ушел в «Лукойл», где и стал одним из топ-менеджеров. По сути, вся дальнейшая карьера Маслова строилась в интересах этой нефтяной компании. Интересно, что данную информацию из своей биографии Маслов если не вымарывал, то старательно замалчивал и скрывал.

С февраля 2001 года являлся президентом ОАО «Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов «Транснефтепродукт». С мая по сентябрь 2008 года Маслов совмещал две должности — руководителя АК «Транснефтепродукт» и ЗАО «СПбМТСБ». В сентябре 2008 года Маслов ушёл с поста президента АК «Транснефтепродукт», оставшись главой биржи.

Отмечается, что семья Маслова живёт на широкую ногу: его дети часто становятся героями светских тусовок (и скандалов), а брат вообще мог позволить себе дорогостоящее хобби (участвовал в гонках).

В мае 2013 года представители «Лукойла» лоббировали Маслова в руководство «Корпорации развития» на должность генерального директора. Вот тут-то и началось…

Отмечалось, что проекты, которые реализовывал Маслов обходились значительно дороже запланированных, а источники указывают на пул близких компаний, от перечислений с которых и были отгроханы хоромы Маслова. Указывается, что на посту в руководстве КР были инициированы откровенно сомнительные сделки. Например, деньги Корпорации Развития он вкладывал в… покупку птицефабрики в Челябинской области.

Уши Собянина за Масловым

Согласно открытым данным основной задачей «Корпорации развития» под руководством Маслова было возведение инфраструктуры. Особенно речь идёт о дорогостоящих мостах через северные реки.

Мостовой переход через реку Надым, включающий в себя однопутную железнодорожную линию и автомобильную дорогу, стал крупнейшим искусственным сооружением транспортной инфраструктуры в УрФО. С открытием моста через реку Надым решился вопрос заторов из-за понтонно-мостовой переправы. Искусственных препятствий для прохождения льда и талых вод теперь нет.

Протяжённость моста — более 1,3 км. Расчётная скорость движения, а/м — 100 км/ч. Средняя пропускная способность — 3 000 автомобилей в сутки. Общая стоимость моста превысила 14 млрд руб. Таким образом, один метр моста обошелся более чем в 10 миллионов рублей.

Это еще цены пятилетней давности и если их сравнивать с текущими ценами (на Крымский мост или другие более дорогостоящие проекты), то сравнение будет всё равно не в пользу того, что курировал Маслов. По оценкам экспертов в открытых источниках, НЕ МЕНЕЕ половины всей суммы било просто «распилено».

При этом считается, что именно вовремя в «Корпорации развития» у Сергея Маслов сложились довольно теплые отношения с группами лоббистов от «Лукойла» и старосемейной группировкой, главным образом, с Анатолием Чубайсом. Указывается, что благодаря этим контактам с Чубайсом Маслов попал в Совет директоров АО «АТС», ОАО «ЦФР» и т.д.

В любом случае, все проекты, которые курировал Маслов сводились к освоению средств в космических масштабах. Именно тогда вновь стало популярное старое название «Корпорации Развития» (которая называлась до этого «Урал Промышленный – Урал Полярный») в искаженном варианте «Украл Промышленный – Украл Полярный».

Чтобы читатель понимал, что такое «Корпорация развития» поясним, что это бывший проект УП-УП, который возник еще вначале нулевых. Идея была в том, что регионы УрФО должны были коллективно профинансировать проект строительства железной дороги в Полярный Урал, чтобы добывать там полезные ископаемые. Задумка была замечательной, и губернаторы активно поддержали этот проект на старте, спешно выделив средства из бюджетов регионов. Проект поддержали и в Свердловской области (Россель) и в Челябинской (Сумин) и, самое главное, «тюменская матрёшка». В последнем случае активность проявил Сергей Семенович Собянин.

Считается, что именно Собянин был драйвером проекта в «тюменской матрешке», поскольку понимал две вещи: 1) проект может быть использован для реализации интересов «Лукойла» за бюджетный счёта; 2) может стать хорошей кормушкой для своих, в процессе реализации.

В открытых источниках указано, что интересантом, идеологом и «московской крышей» проектов «Корпорации развития» был именно Сергей Собянин. Появление Маслова в проекте тоже не случайно – ведь он, как и Собянин, выходец из структур «Лукойла».

Правда, уже на этапе реализации стало понятно, что основными бенефициарами проекта являются чиновники из «клана Собянина», которые сумели сесть на денежные потоки Корпорации, а правительства Свердловской и Челябинских областей вышли из состава учредителей Корпорации Развития.

После скандала с ТЭС в посёлке Харп стало понятно, что средства тратились неэффективно. Предыдущий руководитель Корпорации Развития Александр Белецкий ушел со своей поста и его как раз и сменил Сергей Маслов. При Маслов случилась смена названия на «Корпорация Развития», а также была инициирована проверка работы Белецкого. В окружении Маслова заявляли, что менеджеры УП-УП переводили деньги сами себе.

Уголовное дело Сергея Маслов

То, что против Сергея Маслова рано или поздно появится уголовное дело было лишь вопросом времени. Дело в том, что Маслов был настолько в себе уверен, что не прибегал к методам конспирации, а все «темы» обсуждал в открытую. Подобной деловой хватке удивлялись даже опытные следователи.

По версии следствия, гендиректор «Корпорации Развития» вместе со своим заместителем Владимиром Карамановым совершил хищение не менее миллиарда рублей. Следователи предполагали, что средства, выделенные регионами на реализацию крупного инвестиционного проекта «Урал промышленный — Урал полярный» были размещены в проблемном банке, чтобы затем было на кого свалить их исчезновение.

При этом машина по «распилу» денег не останавливалась даже в те моменты, когда начинали задаваться вопросы. Например, в РЖД отмечали, что им не нужны посредники вроде «Корпорации Развития» для строительства железных дорог. Корпорация же продолжала вкладывать деньги в дороги, а правительства регионов выкупать акции КР. Речь о соперничестве между КР и РЖД за средства на строительство «северного широтного хода».

В декабре 2017 года стало известно, что уголовно дело против Маслова прекращено следственным комитетом. За Масловым признали право на реабилитацию по уголовному делу на показаниях Лукина.

При этом указывалось, что Лукин мог оговорить Маслова в том, что передавал ему деньги. Правда, в рамках замятого уголовного дела возникает ряд вопросов и нестыковок, связанных с иной деятельностью Маслова.

Дело всё в том, что судя по тому, что стало известно в ходе расследования уголовного дела, эпизод с проблемным банком это не единственная история, где был личный финансовый интерес руководства «Корпорации Развития». Коррупционных «тем» было гораздо больше, и в этом смысле эпизод с банком, где Сергей Маслов ушел в полный отказ от сотрудничества со следствием лишь один из других возможных эпизодов в деятельности Маслова.

В частности, почему-то забывается история с компанией «Мостострой-12», которая взыскивала миллиарды рублей с «Корпорации Развития» и «Уралстройтехнологии». В открытых источниках предполагается, что финансирование «Мостостроя-12» было одним из личных проектов Маслова, которым тот активно интересовался. Для Маслова финансирование проектов скандального коммерсанта Александра Забарского (реальный бенефициар «Мостростроя»). Отмечалось, что «Мостострой» сдал незавершенный объект получив за него более 8 миллиардов рублей. Позже фирмы Забарского были обанкрочены, а часть из них сейчас в стадии ликвидации.

О чём забыли следователи в деле Сергея Маслова

Эпизоды, связанные с Забарским и «Мостостроем» следователи не изучали.

При Маслове же случилось затопление одной из очередей ТЭС «Полярная» из-за распоряжения директора о приостановке работ на объекте. Именно при Маслов возник риск перехода контроля над предприятием «Полярный Кварц» в руки иностранных собственников.

Схемы финансовых махинаций, которые, по сути, привели компанию к краху, разнообразны: завышения и занижения цен, закупки ненужного оборудования, необоснованные траты на информационное обслуживание и консалтинговые услуги, нецелевые расходы, а также выдача заранее невозвратных займов дочерним компаниям.

В этой связи памятна история покупки «Корпорацией развития» непрофильного актива — ПАО «Птицефабрика Челябинская». Приобрела предприятие одна «дочка» корпорации (ООО «ОВОМИР») на деньги другой ее «дочки» — ООО «Строительная компания развития» (СКР). Последняя выдала «ОВОМИРу» кредит несколькими траншами в размере 1,4 млрд рублей под залог акций птицефабрики. Во время сделки балансовая стоимость чистых активов «Челябинской» была заявлена почти в 2 млрд рублей, но эксперты высказывали мнение, что реально они стоят не более 600-700 млн. Таким образом, Сергей Маслов за государственный счет приобрел неликвидный актив по завышенной цене. Затем, в начале 2016 года, КР продала птицефабрику с маржой в 300 млн рублей, а деньги, выданные «дочкам» так и не вернулись в казну. Куда девались эти деньги следователи так и не выяснили…

Еще одной легализованной Масловым и Ко схемой вывода денег из корпорации стали консультационные услуги. С мая 2013 года по октябрь 2015 года КР выплатила порядка 500 млн рублей консалтинговым компаниям, аудиторам и юридическим фирмам фактически за разнообразные «консультации». Только вдумаемся – сумма консультационных услуг (кто-то говорит, что это просто «воздух») стоили полмиллиарда рублей!!!

При этом сами же сотрудники «Корпорации Развития» при Сергее Маслове назначали контракты… сами с собой. Например, Караманов получал по 800 тысяч рублей ежемесячно сверх к своей зарплате…

На проектную документацию, которая в итоге была по сути списана «Корпорация Развития» потратила сотни миллионов рублей.

«Энергетическая компания «Урал Промышленный — Урал Полярный» также оказалось в сложном положении, хотя на ее развитие специалистам выделено около 1,4 млн рублей. Еще свыше 3 млн рублей выплачены консультантам работ по созданию инфраструктуры «Заполярье — Пурпе», а теперь реализатор этого проекта — та же «Строительная компания развития» — находится на грани банкротства.

Надо отметить, что всего из 12,1 млрд рублей, перечисленных в уставной капитал КР на строительство объектов инфраструктуры трубопровода «Заполярье — Пурпе», 6 млрд рублей растворились на северных просторах в виде займов дочерним компаниям КР. Деньги теряются во многом именно потому, что Маслов, придя к руководству корпорацией, первым делом предпочел заморозить ряд проектов и поменять подрядчиков. Так, громкой стала история отстранения генерального проектировщика ОАО «Научно-исследовательский и проектно-изыскательский институт энергетики и транспорта «Энерготранспроект» (НИПИИ), что привело к задержке сроков исполнения работ как минимум на год и к потере государством 1,2 млрд рублей. Контракт был разорван КР досрочно в 2013 году, хотя до этого момента работа подрядчика компанию устраивала полностью. С тех пор арбитражное дело прошло первый круг и вернулось на новое рассмотрение.

При этом сам Маслов указывается, что его «крышей» является даже не Собянин и «Лукойл» а лично Геннадий Тимченко.

Все указанные эпизоды так и не получили оценки правоохранительных органов, а Сергей Маслов по сути отделался лёгким испугом. Восторжествует ли когда-нибудь справедливость вопрос открытый.

Источник:   ustav.net

, , ,

Добавить комментарий