Александр Усс угрожает разоблачительнице «черных лесорубов»

Тайга горит в Красноярском крае катастрофически.  Краевая счетная палата пытается выяснить, кто стоит за поджогами. Уж не сам ли министр лесного хозяйства и губернатор края?Как стало известно корреспонденту «Документы и Факты» ,  глава красноярской Счетной палаты Татьяна Давыденко, выявившая нарушения в работе регионального минлесхоза, стала получать угрозы в свой адрес. Возможно, что эти угрозы исходят от краевого  «пула» «черных лесорубов». А не сам ли минлесхоз вкупе с Александром Уссом замешаны в этих темных делах?

Губернатор края вообще сохраняет поразительное олимпийское спокойствие. Как будто ничего не произошло вообще. Нет ни пожаров, нет и угроз в адрес Давыденко. Как сообщало РБК, по словам Александра Усса Татьяна Давыденко «не смогла сказать ничего конкретного».

Вот так. Получается в Счетной палате собрались какие -то «бузотеры» и мутят воду. Мешают работать Уссу и Минлесхозу. И приходиться господину Уссу оправдываться. Не говорит ли это о том, что у губернатора «рыльце в пушку»?

К сожалению, россияне уже привыкли к ежегодным весеннее-летним новостям о многочисленных пожарах. Сибирь горит вся. Горит страшно.  Выгорают «зеленые легкие» страны, которыми она дышит. От этого сохнут реки, меняется климат, болеют люди.

Одна из причин — это полный развал советского лесного хозяйства в годы перехода к рыночной экономики.  Но ведь не в каменном, же веке живем. И вроде все есть для предотвращения пожаров и для борьбы с ними.

В каждом сибирском регионе есть министерство лесного хозяйства. Вот и в Красноярском крае есть такое. Возглавляет его господин Димитрий Маслодудов.

Хочется задать Димитрию вопрос: почему полыхает весь Красноярский край? Может вода в пожарных гидрантах закончилась? Может на месте лесов уже пустыня Сахара? Да такими темпами, да еще с «помощью» нелегальной вырубки и пожаров скоро точно будет пустыня Сахара.

Давайте посмотрим насколько мудро у министра Маслодудова получается рулить таким национальным достоянием как лес. Вот, казалось бы, заполыхали пожары. Так надо ведь тушить? Но нет! Маслодудов не мыслит так примитивно, как  серая обывательская масса. Оказывается пожары тушить не надо!

Официальный сайт красноярского Минлесхоза сообщал об этой поразительно «гениальнейшей» идее, зародившейся в «просветленных» головах чиновников регионального министерства лесного хозяйства.

Суть ее в следующем — так как расходы на тушение лесов превышают расходы над убытками от огня, то пожары тушить мы не будем. Вот так. Коротко и ясно. Такие вот эффективные хозяева. Как говорится, экономика должна быть экономной. На этот раз лесная экономика. Иными словами – да гори оно все синим пламенем! Оно и горит.

Обратим внимание, что на этом же сайте причинами пожаров называются грозы.  То есть что получается? Бесноватые молнии подожгли целых два района – Эвенкийский и Енисейский?  В это весьма трудно поверить.

Зато каждая собака в Сибири (и в Западной и в Восточной) прекрасно знает,  откуда вылетают эти «молнии». Дело в том, что купить деляну леса на аукционе будет дешевле, если лес этот, так скажем «слегка подпорченный». В нашем случае «слегка подпаленный».

И еще один момент, известный в Сибири даже школьнику: леса поджигают, что скрыть масштабы нелегальной вырубки. Сказать, что об этом знают все, значит, ничего не сказать. Но оказывается  «их светлости» Маслодудов и его непосредственный «босс» Александр Усс этого факта в упор не видят, что называется. Или они сами покрывают «черных лесорубов»?

Счетная палата разворошила рой Усса?

Тревогу стала бить региональная Счетная палата в лице Татьяны Давыденко.  Женщина проявила недюжинную смелость и попыталась засунуть голову в этот «уссиный рой». Известное дело – в пожарно-лесные дела в Сибири лучше не соваться. Как не крути, в любом случае заденешь бизнес «черных лесорубов». А в этой сфере, по слухам,  стреляют до сих пор. Как в 1990-е.

Как сообщало «Коммерсант» , по словам Татьяны Давыденко, региональные власти, по сути, саботировали тушение пожаров в Красноярском крае и в 2018, и в 2019 году. По сравнение с 2017 годом площадь пожаров увеличилась в три(!) раза.  Подобное действие-бездействие привело к ущербу в 4 млрд. руб.

Давыденко очевидно понимает, что замахнулась на очень больших людей в лесном бизнесе, и на очень высоких региональных чиновников, их «крышующих». Женщина очень боится. На вопросы журналистов о возможных угрозах она просто расплакалась. Глава Счетной палаты  уверена, что в отношении ее скоро будет сфабриковано уголовное дело.

Все эти угрозы Давыденко связывает с текущими проверками Счетной палаты красноярского Минлесхоза. РБК не раз сообщало об этой «дуэли» Давыденко с Маслодудовым.  Уже в апреле 2019 года все это стало переходить в более «горячую фазу».

Счетная палата подала в суд на заместителя Маслодудова – Алексея Большакова.  Суть дела в том, что чиновники минлесхоза систематически игнорировали претензии Счетной палаты и не являлись на ее вызовы.

К примеру,  в мае 2019 года Счетная палата обнаружила ряд нарушений в краевом Минлесхозе. В частности, стало известно, что сделки по продаже леса проводились явно по заниженным ценам. Тем самым, кто-то, возможно под прикрытием чиновников, увел приличные суммы из краевого бюджета.

А что же лесничества в Красноярском крае? Ведь именно они– первый рубеж обороны от лесных пожаров. В советское время это был надежный заслон от огня.

По данным краевой Счетной палаты износ основных фондов лесничеств (в том числе и транспорт) составляет более 80%. Иными словами,лестничества «ушатаны» в хлам, развалены донельзя. Материально-технической базы попросту нет. Поэтому лесничие вынуждены привлекать подрядные организации. Именно они и выполняют 95% лесных санитарных процедур, 70% работ с почвой и 50% работ по восстановлению лесных массивов.

А что разве богатое лесное хозяйство Красноярского края такое нищее, что не может купить технику для лесничеств? Может Маслодудов и Усс объяснят данный факт?

Аудиторы Счетной палаты установили, что колоссальные суммы «уплывают» из регионального бюджета. При реализации инвестиционных проектов Минлесхоза в бюджет края должно было поступить в 2018 году 7,3 млрд. руб.

Но поступило лишь 343 млн. руб. Где деньги, товарищ Маслодудов?  А может быть стоит потрясти карманы не только чиновников из минлесхоза, но и самого Александра Усса? Ну а пока горит Сибирь-матушка.

Источник:  dofa.news

,

Добавить комментарий