Сергей Верланов требует хорошего «прочухана»?

Наполнение госбюджета — хроническая головная боль последних лет. Что бы ни планировал Минфин, как бы ни снижал плановые показатели и ни урезал расходы, госказна пополняется из рук вон плохо. За три месяца 2020-го, по данным Госказначейства, налоговая должна была собрать 117 млрд грн, а собрала только 110 млрд, таможня провалилась еще больше — при плане в 85 млрд грн собрала всего 65 млрд. Итог — недопоступления в госбюджет в размере 27,5 млрд грн. И, глядя на эти цифры, невольно удивишься тому, что Сергей Верланов с Максимом Нефьодовым не понимают причин своего увольнения и ищут какие-то политические интриги в решении Кабмина.

В распоряжении редакции есть документы, согласно которым при непосредственном участии налоговиков генерируются миллиарды «схемного» налогового кредита и работают сотни транзитно-конвертационных центров.

Но для начала чуть-чуть теории. Налоговый кредит — это сумма, на которую плательщик НДС может уменьшить отчисления по этому налогу в бюджет. Чем больше у вас налогового кредита, тем меньше НДС вы должны заплатить. Налоговый кредит возникает у каждого плательщика НДС, если он что-то купил на внутреннем рынке или импортировал. Логика проста: когда компания будет продавать купленное, она оплатит НДС, а кредит сформируется у того, кто ее товар приобрел, пока эта цепочка не дойдет до конечного потребителя, для которого НДС уже включен в магазинный ценник. То есть налог все равно рано или поздно будет оплачен, а кредит исчерпается. Это в идеальном мире. В реальном мире налоговый кредит — это товар, который можно генерировать, подделывая документы о несуществующих покупках, и продавать тем, кто хочет заплатить государству меньше, чем должен.

На схеме мы показали, как эти махинации работают в Украине (см. рисунок). Оплата за участие в схеме составляет определенный процент от изначального налогового обязательства различным контролирующим органам, которые потом все делят между собой. Генерируют кредит как фирмы-однодневки, создающие кредит из воздуха, так и те, кто работает на рынке долгое время и для кого создание фиктивного кредита — не основной, а дополнительный заработок. В любом случае речь идет о фиктивной поставке несуществующего товара или услуги. Например, никогда не закупавшая пшеницу компания вдруг продает ее кому-то, генерируя ему налоговый кредит на кругленькую сумму. Этот кто-то и есть конечный выгодоприобретатель схемы, он снизил сумму уплаты по НДС. А если так случится, что обязательство по НДС стало отрицательным, то этот кто-то еще и возместит НДС из госбюджета. Наиболее очевидна эта схема благодаря товарной номенклатуре, когда условно закупаются запчасти, а продаются гвозди или же водка превращается в кукурузу. Это волшебное превращение одного товара в другой и называют скруткой.

Описанная выше схема выгодна бизнесу с оборотом от нескольких сотен миллионов гривен. Согласно имеющимся у нас документам, на схемах «зарабатывают» и малоизвестные, и крупные брендовые компании с миллиардными оборотами, в том числе агрохолдинги; и секторальные, и сетевые бизнесы общенационального масштаба, включая сети АЗС; и отечественные, и с зарубежным капиталом… танцуют все! Сумма недопоступлений в бюджет по налогу после применения схемы составляет порядка 11,5–13,5%. То есть при ставке НДС в 20% схема очень выгодна. И что очень важно — невозможна без непосредственного участия сотрудников налоговой высшего звена, которые тоже могут быть ее бенефициарами. И когда ее руководители рассказывают о том, что прекращают схемы с НДС, не уволив при этом никого из собственных подчиненных, знайте — точно врут!

Кроме недопоступлений в госбюджет, схемы с НДС вредят и добросовестным плательщикам. Если из-за фиктивного НДС к возмещению из госбюджета заявлено выплат больше, чем сгенерировано в реальности, система автоматического возмещения перестает нормально работать, и из нее в ручном режиме начинают исключать реальных претендентов на возмещение, чтобы удовлетворить «схемщиков». В соответствии с данными ГНС, переданными редакции, начиная с января 2019-го объемы доказанного «схемного» налогового кредита по НДС для компаний, которые претендуют на возмещение этого налога, увеличились в четыре раза(!). Неужели ни у кого в руководстве службы такой неслыханный рост не вызвал закономерных вопросов?

Напротив, по заверениям С.Верланова, объемы «схемного» НДС уже в марте этого года должны были приблизиться к нулю. А лучшим доказательством своей борьбы со схемами он считает 100-процентное выполнение налоговой плана наполнения госбюджета в 2019-м. Правда, купить налоговый кредит можно до сих пор через телеграмм-бот, не вставая с дивана (нет, ссылку не дадим). А план поступлений в прошлом году был выполнен благодаря тому, что госкомпании перечислили бюджету не положенные 30, а все 90% своей прибыли.

Действительно, налоговая служба, которая постоянно совершенствует свою риск-ориентированную систему, по идее, должна блокировать сомнительные операции, не давая «схемному» налоговому кредиту ни единого шанса. Но согласно имеющимся у нас данным, налоговая, наоборот, принимает активное участие в махинациях с НДС (см. документ). Как, впрочем, и различные правоохранительные органы, в которые регулярно передается информация о схемах и пропадает там навеки. Если кого-то заинтересуют имеющиеся у редакции данные, мы готовы поделиться, открыв всю информацию о компаниях и фигурантах. Только имейте в виду — мы потом обязательно спросим, как продвигается расследование.

В феврале этого года в Украине работали порядка шестисот транзитно-конвертационных центров. В том же феврале благодаря их работе госбюджет недополучил минимум 4 млрд грн. Например, во Львовской области действовало 40 таких фирм, сумма убытков, нанесенных ими государству, за этот период составила 453 млн грн, в Киевской области 111 предприятий нанесли стране порядка 1 млрд грн убытков, в самом Киеве из-за 127 фирм-«схемщиков» госбюджет недополучил около 400 млн грн и т.д. И это только за февраль.

Без участия топов в налоговой эти предприятия работать бы не смогли. Начальники областных налоговых и Офиса крупных плательщиков наверняка и в теме, и в доле, ведь они, в отличие от нас с вами, имеют неограниченный доступ к данным службы, системе электронного администрирования НДС и системе мониторинга критериев оценки рисков (СМКОР), которая, по идее, не должна пропускать «схемщиков», но пропускает регулярно. А потом эти же руководители закрывают глаза на возмещение «схемщикам» фиктивного НДС из госбюджета.

Все эти электронные реестры, базы данных, автоматические реестры и прочее абсолютно не защищены от ручного вмешательства, а доступ есть только у налоговиков. С января 2019-го, по имеющимся у нас данным, в системе электронного администрирования был незаконно сформирован электронный лимит НДС на общую сумму свыше 75 млрд грн. И тут невольно задумаешься о том, что Украина действительно давно могла бы обойтись без поддержки МВФ и других доноров, если бы поборола коррупцию хотя бы в фискальной сфере.

Эти 75 миллиардов налогового кредита, созданного без фактического приобретения, производства, импорта товаров или услуг, были проданы предприятиям реального сектора, благодаря чему те смогли заплатить в госбюджет меньше положенного. Это не эпизодические махинации, а хорошо отлаженная система, существование которой без участия руководства налоговой невозможно. И новое руководство хорошо подумает над тем, бороться с этой схемой или возглавить ее.

В среду правительство, по идее, должно назначить нового руководителя ГНС по упрощенной процедуре, предусмотренной на время карантина. По его окончании будет проведен классический публичный конкурсный отбор руководителя. Мы уже были свидетелями этих отборов и понимаем, что конкурсы в Украине — лишь ширма, а на ключевые должности все равно назначаются нужные люди. И что действительно интересно, кто и каким образом будет контролировать работу нового руководства, чтобы описанные нами схемы на самом деле прекратились. Особенно при зарплате главы налоговой в 29 тысяч гривен в месяц и полной безнаказанности всех предыдущих руководителей службы.

Мы поинтересовались у нового министра финансов Сергея Марченко, как он планирует обеспечить неповторение злоупотреблений в службе. Он нам ответил следующее: «Налоговая всегда была одним из самых коррумпированных органов в Украине. Это вопрос не одного миллиарда гривен. Когда речь идет о таких суммах, то очень много интересов будут пытаться контролировать систему. Идеальное решение — это полная прозрачность и отсутствие какого-либо человеческого фактора, но это невозможно. Прозрачные процедуры и конкурсы также не гарантируют результат, — были в истории руководители, избранные на прозрачном конкурсе… но все мы помним, чем это закончилось. Любые онлайн-системы также обслуживают люди, поэтому риск остается. Сейчас Минфин получил возможность вместе с ГНС и ГФС проанализировать, что вообще происходило в системе: почему были нарушения порядка доступа к системе, почему были задержки с возмещением НДС, почему фиктивный налоговый кредит на разных нелегальных площадках сейчас может купить каждый желающий и тому подобное. По результатам этого анализа мы будем принимать дальнейшие технические решения — как построить систему, чтобы исключить возможности злоупотреблений. Также сейчас проходит отбор кандидатов на руководителей налоговой и таможни. И здесь вопрос политической воли и ответственности. Для меня ключевым является назначение специалиста, который четко и в совершенстве разбирается в системе, знает, как перекрыть слабые места, чтобы исключить любые возможности для коррупции».

zn

,

Добавить комментарий