«Фонбет» выживает в пандемию как может

«Закрыто, пока закрыто», — перебивают друг друга двое молодых людей в медицинских масках на входе в игровой клуб «Фонбет» в здании продуктового рынка в спальном районе на севере Москвы. Все вывески с указанием на клуб сняты, но в зале работают мониторы для ставок. Российский рынок букмекерских услуг в 2018 году оценивался в 1,15 трлн рублей, следует из исследования издания «Рейтинг букмекеров». Годом ранее эта цифра была почти в два раза меньше — 650 млрд. Резкий рост количества ставок вызвал чемпионат мира по футболу в России. «Фонбет» — крупнейший игрок этого рынка, с выручкой на конец 2018 года 24 млрд рублей, что сопоставимо с годовым бюджетом Красноярска, Самары или Нижнего Новгорода.

В конце марта 2020 года комиссия правительства России фактически признала эту букмекерскую компанию системообразующей — жизненно важной для той или иной территории или экономики в целом. Компания ООО «Ф.О.Н.» — юридическое лицо «Фонбета» — попала в число 646 предприятий, которым государство было готово оказать помощь из-за мер по борьбе с пандемией коронавируса и резкого падения цен на нефть. Однако уже через несколько дней после публикации списка «Фонбет» перечень покинула.

Фото: РИА Новости

Букмекер со стажем

«Фонбет» в 1994 году основал советский шахматист Анатолий Мачульский, вместе с ним совладельцами стали Вадим Сидоров и Андрей Розов. Сидоров — партнер в строительном бизнесе: он частично владеет компанией «Инвестстройком», которая является девелопером нескольких строек в районе Патриарших прудов в Москве. Розов — экс-банкир, которому принадлежали доли в банке «Ренессанс» и Торговом городском банке. У «Ренессанса» Банк России отозвал лицензию в 2015 году, так как учреждение проводило сомнительные операции по выводу денежных средств за рубеж, а также крупные сомнительные транзитные операции.

Фото: Алексей Зотов / ТАСС

Компания планомерно развивалась, и к 2013 году «Фонбет» нарастила сеть пунктов приема ставок с одной точки у станции метро «Улица 1905 года» в Москве до 986 пунктов приема ставок по всей стране и стала лидером отрасли с годовой выручкой почти в 1,3 млрд рублей. В том же году в офисе «Фонбета» прошли обыски по уголовному делу о незаконной организации и проведении азартных игр. Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, которым тогда руководил впоследствии осужденный генерал Денис Сугробов, считало, что

нелегальная игорная сеть зарабатывала более 50 млн рублей в день на ставках в интернете.

Обвиняемым по делу тогда стал гендиректор компании Игорь Хохлов. Несмотря на это, компания не пострадала, Хохлову вменили то, что он самостоятельно незаконно заработал более 60 млн рублей, купив у неустановленных лиц сайт fonbet.com и организовав через него азартные игры. Он согласился с обвинением, раскаялся и в итоге получил два года условно.

Люди со связями

Пока в 2013 году суд рассматривал дело, у «Фонбета» сменились собственники. Единственным владельцем стал на тот момент франчайзи компании, развивавший сеть игровых клубов на юге России Максим Кирюхин, а сумма сделки тогда не раскрывалась.

Максим Кирюхин. Фото: Фонбет

В 2017 году состав учредителей вновь поменялся, Кирюхин остался совладельцем, но его доля снизилась до 9%. Новыми совладельцами компании стали кипрская «Бируса Лимитед» с 65% уставного капитала, Сергей ТетруашвилиСтаниcлав Магомедов и Ирина Бородина.

Станислав Магомедов

Все совладельцы имеют разнообразные бизнес-интересы. Станислав Магомедов — экс-депутат Госдумы от ЛДПР (1995–1999). Кроме букмекерского бизнеса бывший парламентарий вместе с сыном подольского бизнесмена Сергея Лалакина по кличке Лучок — Максимом — владеют сетью банных и гостиничных комплексов класса люкс, семь из которых в Москве, «Усадьба Банная на Рублевке» в деревне Борки Одинцовского района Московской области и в Нижнем Новгороде. Однако этот бизнес, согласно бухгалтерской отчетности, принес прибыль лишь однажды — по итогам 2016 года, а в 2018 году компания отчиталась об убытке в 5,6 млн рублей.

Лалакин-старший — бизнесмен и общественный деятель, фамилию которого газета «Коммерсант» упоминала в историях о деятельности Подольской ОПГ (об этом также писал и журнал «Форбс»).

Сергей Лалакин. Фото: РИА Новости

Сейчас Лалакин — президент наблюдательного совета подольского футбольного клуба «Витязь», член попечительского совета Союза десантников России и учредитель благотворительного фонда «Наследие». Также Лалакин — совладелец компаний-поставщиков электротехнической продукции.

Максим Лалакин, кроме прочего, занимается строительством и недвижимостью, а был совладельцем подольской теннисной академии. Магомедов занимается и благотворительностью тоже. В конце 2018 года он помог махачкалинскому футбольному клубу «Анжи»: оплатил тренировки команды на базе команды «Витязь» в подмосковном Подольске, президентом набсовета которого числится его партнер Сергей Лалакин.

Максим Лалакин

Еще один партнер совладельца «Фонбета» Магомедова — Александр Сиренко, соучредитель холдинга «ПТК» — крупного подрядчика «Российских железных дорог». Холдинг специализируется на производстве (предприятие АО «Тулажелдормаш» входит в группу «ПТК»), ремонте и эксплуатации железнодорожной техники, а также выполнении работ на объектах транспортной инфраструктуры. В 2019 году компания заключила контракт на поставку железнодорожной техники с Индией, а гендиректор управляющей компании «ПТК» Александр Силкин говорил, что их техникой интересуются и в других странах, в том числе и в США.

Совладелица «Фонбета» Ирина Бородина вместе с Лианой Кобзевой и Дианой Череменцовой владеют «Академией груминга Боншери», где обучают стричь домашних животных, стоимость курса обойдется желающим в 50 тысяч рублей. Партнеры также владеют двумя одноименными груминг-салонами в Москве и Красногорске. Кобзева еще и соучредитель некоммерческого партнерства собственников земли в деревне Борки, где расположен один из банных комплексов Магомедова и партнеров.

Собственников «Бирусы» в «Фонбете» не раскрывают.

Кипрская компания устроена по принципу «матрешки»: ее учредители также офшорные организации, которыми в свою очередь владеют офшоры.

Такая структура собственности гарантируют максимальную анонимность. Учредители BIRUSA LIMITED — компании BOSQUE VERDE LTD и VONTADE LTD, владельцы которых — также офшорные компании. У самой компании и ее кипрских учредителей в документации отсутствуют финансовые отчеты, в то время как у компаний с крупными оборотами они, как правило, есть.

О бизнесе Тетруашвили почти нет сведений, из иска, поданного им в феврале 2020 года в Арбитражный суд Москвы в качестве индивидуального предпринимателя известно, что он просит взыскать 5 млн рублей с компании «Специализированный застройщик Милвертин», дочерней компании ПАО «Группа компаний «Самолет», которую связывают с семьей губернатора Московской области Андрея Воробьева. Получить комментарий в компании на момент публикации не удалось.


КАК ЭТО УСТРОЕНО

Что государство получает от букмекеров

По данным поставщика букмекерского софта rub90.ru, на январь 2019 года «Фонбет» занимает 17,9% рынка по количеству пунктов приема ставок. На втором и третьем местах расположились «1хbet» (17,5%) и «Лига Ставок» (15,9%), вся тройка лидеров за 2019 год наращивала количество пунктов приема ставок. Сайт «Фонбета» также лидер по посещаемости в 2019 году.

Лицензированные букмекеры (по данным ФНС, на 2020 год лицензию имеют 33 компании) платят государству вмененный налог вне зависимости от заработка — 14 тысяч рублей в месяц с каждого пункта приема ставок, по 3 млн рублей за учет и обработку офлайн- и онлайн-ставок процессинговыми центрами и 5% от своих доходов на развитие российского профессионального спорта, если компания принимает на него ставки. При этом сумма не может составлять менее 15 млн рублей за один квартал.

Исходя из этого, платежи «Фонбета» государству в виде налогов и отчислений составляют минимум 80 млн рублей ежегодно. Это меньше процента от чистой прибыли компании в 2018 году.

На сайте «Фонбета», кроме прочего, указано, что за 25 лет российским спортивным федерациям перечислено более 379 млн рублей.

Что не получает государство

В то же время часть бизнеса легальных букмекеров находилась и сейчас находится в серой зоне. «Все компании держат сайты в зоне «com», — объясняет собеседник, знакомый с букмекерских бизнесом. «Как раз «Фонбет» в этом году закрыл все европейские счета, включая СНГ, закрыли там регистрацию еще где-то к 10 февраля и всех клиентов перетащили в официальный [сегмент]. Не очень понимаю эту логику, потому что у всех других остались эти офшорные «комовские» сайты. Они постоянно блокируются, но запускаются «зеркала», — говорит он.

По подсчетам издания «Рейтинг букмекеров», на конец 2019 года 51% игроков делают онлайн-ставки у легальных букмекеров и 49% играют в зарубежных нелегальных конторах, хотя Роскомнадзор блокирует такие сайты, а банки — транзакции по ставкам через них. Налоги с выигрыша на таких сайтах не платят ни игроки, ни их владельцы с доходов, а

оборот этого рынка, по данным «Рейтинга букмекеров», в 2017 году составил 40% всех онлайн-ставок — 274 миллиарда рублей.

Профессиональный игрок на ставках, владелец телеграм-канала Hot Shot Tennis Tips Денис Ваваев, объясняет востребованность онлайн-ставок, в том числе и нелегальных, тем, что в последние годы количество людей, которые ходят в «будки» (физические пункты приема ставок на профессиональном сленге. — Ред.) сильно сокращается в пользу ставок через интернет. «В зоне «com» не только ставки, но и слоты, казино. В России это запрещено, есть только ставки на спорт. По факту в зоне «com» сейчас удобно играть тем, для кого нет предложения на российском рынке, в том числе более профессиональным игрокам. Еще кто играет — это школьники, потому что там не требуют документов при регистрации, но могут потребовать при выводе выигрыша. А если документов нет, то деньги оставят себе», — говорит Ваваев.


Как попали в список

В «Фонбете» на запрос «Новой» не ответили, но генеральный директор букмекерской компании Александр Парамонов ранее заявлял изданию «Рейтинг букмекеров», что компания чувствует себя комфортно, а государственную поддержку должны получить те, кто в ней действительно нуждается.

Александр Парамонов. Фото: РИА Новости

«Да, мы действительно считаем, что «Фонбета» не должно быть в списке компаний, которые могут претендовать на господдержку. В формировании списка системообразующих предприятий участвовали разные министерства и ведомства. Мы донесли нашу позицию до этих институтов, когда получили информацию о внесении нас в список», — говорил Парамонов.

От какого-либо лоббизма «Фонбета» и других компаний отказываются и в саморегулируемых организациях (СРО) букмекеров.

«За этой СРО стоял сервис электронных платежей Qiwi. Часть букмекеров пошли туда. Потому что Qiwi в России — основной источник пополнения букмекерских онлайн-счетов», — говорит собеседник, знакомый с работой организации. По оценке Forbes,

за 2018 год доля доходов компании от приема платежей в адрес букмекеров составляла около 40% от выручки или 6,9–7,9 млрд рублей.

За «Первой саморегулируемой организацией букмекеров России», откуда крупные игроки рынка перешли в другую СРО, стоял основатель компании «Лига ставок» Олег Журавский (умер 16 марта 2017 года. — Ред.), организация учредила Центр учета переводов интерактивных ставок и первой начала принимать легальные ставки через интернет.

Олег Журавский. Фото: РИА Новости

«Она и продавливала все законодательство о том, чтобы официально букмекеры работали в России. Олег Журавский все это проталкивал. Она была локомотивом всех законодательных изменений», — добавляет тот же источник.

В самой организации «Новой» сообщили, что, несмотря на то что рынок теряет около 70% дохода из-за отсутствия спортивных событий, СРО никогда не обращалась в интересах своих членов за помощью к государству, а о внесении букмекерских компаний в список системообразующих организаций «не может быть и речи». Букмекеры продолжают выплачивать целевые отчисления на развитие спорта, пытаются сохранять рабочие места, платить сотрудникам зарплаты и оплачивать аренду, а также запустили благотворительные программы. «Совместно с нашими партнерами, федерациями и лигами мы объединяем ресурсы для системной помощи спорту и государству», — сказали в «Первой СРО».

По расчетам Центра учета переводов интерактивных ставок (ЦУПИС), выручка букмекерских компаний с началом пандемии упала на 40%.

«В нашей среде называлась такая фамилия — Нестеренко [первый заместитель министра финансов России Татьяна Нестеренко]. Она неофициально считается лоббистом всей букмекерской отрасли», — говорит участник букмекерского рынка, предполагая, что если какой-то компании нужен был неофициальный лоббизм, то под формальные критерии для господдержки подошел бы только самый крупный букмекер — у остальных компаний на порядок меньше пунктов приема ставок и работников. «У «1хставки» негативный фон, что их просто, наверное, никакой лоббист не мог подтолкнуть, даже если бы хотел. У «Фонбета» особо никакого негативного фона не было», — добавляет он.

Татьяна Нестеренко. Фото: РИА Новости

В 2019 году издание «Собеседник» сообщало, что

московская квартира, в которой на тот момент жили дочь Нестеренко Марина и ее муж — владелец букмекера «Бинго бум» — Михаил Данилов, прежде принадлежала полному тезке Максима Сергеевича Лалакина.

Он же, по данным издания, владел домом в коттеджном поселке в Истринском районе Московской области по соседству с домом Татьяны Нестеренко.

По мнению основателя «Рейтинга букмекеров» Паруйра Шахбазяна, «Фонбет» мог попасть в список поддержки по формальным критериям: у компании, по его расчетам, около 20–25 тысяч работников. «По-хорошему, нуждаются [букмекерский бизнес в господдержке]. Другое дело, какое восприятие букмекерского бизнеса у народа и какой негатив это вызвало. Букмекерство все воспринимают как что-то паразитирующее на человеческих слабостях, и есть проблема игромании. Такие истории единичные, но резонансные», — говорит Шахбазян.

Председатель подкомитета Торгово-промышленной палаты РФ по букмекерской деятельности и тотализаторам Николай Оганезов посчитал включение «Фонбета» в список господдержки странным. «Больше склоняюсь, что здесь имеется какой-то подвох. Для всего букмекерского рынка не вижу в этом очень хорошего сигнала», — говорил Оганезов. Однако нечестную конкурентную борьбу на букмекерском рынке опрошенные собеседники считают маловероятной. «Конкуренции между компаниями как таковой пока нет. Потому что рынок еще не перегрет. Есть свободные клиенты, которые могут прийти. Те, кто играет, — играют в нескольких конторах. Никто не пользуется одной», — считает Ваваев.

«Всем хватает, и нет смысла съедать друг друга».

За разъяснениями «Новая газета» обращалась также и в правительство РФ, но там ничего не ответили. Тем не менее уже 10 апреля стало известно, что ситуация изменилась. Букмекерская компания «Фонбет», «Макдоналдс» и «Бургер Кинг» попали в список компаний «на основе объективных показателей по занятости, по налогам и так далее», объяснил в эфире телеканала «Россия 24» министр экономического развития Максим Решетников. «При этом мы, конечно, понимаем, что такой сферы, как деятельность тотализаторов, букмекеров и так далее, в новом перечне системообразующих, конечно, не оказалось», — говорил глава ведомства, ссылаясь на механизм отбора компаний, отработанный в кризисном для российской экономики 2008 году. Новые критерии, по его словам, утверждены 10 апреля на заседании правительственной комиссии, а актуальный список должен быть готов к 17 апреля.

«Новая газета» направила повторные запросы о том, по чьей инициативе, по сути, кипрский офшор изначально попал в список системообразующих предприятий России.

scandaly

, , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий