Ernst&Young и «Тольяттиазот» занялись налоговой «оптимизацией»

Крупный представитель российской химической промышленности «Тольяттиазот» выпускает востребованную не только в России, но и за рубежом продукцию – аммиак и карбамид. По какой же причине у предприятия, входящего в число передовых в российской химпромышленности, нет средств не только на поддержание своего оборудования в надлежащем состоянии, но и на приобретение сырья?

Экс-руководитель завода Владимир Махлай в 1990-е смог приватизировать его по схеме для малых предприятий. После этого он с сыновьями сосредоточил свои усилия на выводе денег ТоАЗа в офшоры из-за нежелания делить «семейную вотчину» с другими акционерами.

Как сообщают СМИ, около 20 лет назад при помощи швейцарских партнёров он создал схему трансфертного ценообразования, при которой производимая предприятием продукция по неоправданно низкой цене сбывалась швейцарской офшорной компании Nitrochem Distribution AG. Она, в свою очередь, продавала продукцию дальше уже по нормальной цене. Разницу в прибыли участники схемы делили – она не учитывалась предприятием, с неё не платились налоги. По этой схеме в 2008-2011 годы завод недосчитался 77 миллиардов рублей. В 2012 году в отношении участников схемы было возбуждено уголовное дело, а в 2019 году им вынесли заочный обвинительный приговор.

Новые каналы

После того как на эту деятельность обратили внимание в СКР, выводить средства привычным способом оказалось довольно сложно. Тем не менее, Махлаи не планировали бросать начатое и озадачились созданием множества новых путей, по которым и сейчас деньги ТоАЗа продолжают уплывать за границу, проходя мимо сотрудников завода и российского бюджета. В число таких каналов вошли фрахт и услуги по эксплуатации судов предприятия. До декабря 2016 года ТоАЗ не нёс затрат, связанных с использованием судов. Завод лишь должен был доставлять аммиак в Одессу по аммиакопроводу «Тольятти – Одесса». Вопросы, касающиеся фрахтования, логистики, прокладки маршрутов и т.д., находились в ведении Nitrochem Distribution AG, которая является частью холдинга Ameropa AG Андреаса Циви.

В рамках «программы трансформации» были произведены некоторые кадровые замены. В 2014 году пост замдиректора по коммерческим вопросам «Корпорация «Тольяттиазот» стал Гришин И.В., ранее работавший в Ernst & Young. Компанию ему составили Николай Мосальцев и Максим Обухов. Кроме того, в компанию перешла София Дюкова, хорошая знакомая Сергея Махлая. Она неоднократно принимала участие в переговорах с Nitrochem (Андреас Циви и Беат Рупрехт) и Ameropa AG (Майкл Спиритус, сын кадрового офицера ЦРУ Алана Спиритуса). Они в сотрудничестве с Ernst & Young, юристами из «Нортон Роуз» и Майклом Спиритусом создали проект договора об эксплуатации судов. Документ получил одобрение Махлая. В итоге договор заключили 1 декабря 2016 года — со стороны завода его подписал гендиректор Вячеслав Суслов. Обладателем прав на оказание услуг стала компания Prime Gas Management Inc. (Маршалловы острова) с отделением в Афинах. Согласно договору, компания получила эксклюзивное право на чартерные перевозки. Сторону по договору предложил Махлай, Гришин проводил договорённости, а заместитель гендиректора предприятия Дмитрий Межеедов санкционировал выбор контрагента.

Проведение всех операций взяла на себя Prime Gas Management Inc. Она же занималась расчётом затрат на эксплуатацию судов, страховки и прочих расходов. Завод перечислил на счёт Управляющего по 400 тысяч долларов за одно судно в качестве оборотного капитала. Таким образом, сумма за пять судов составила 2 миллиона долларов. Основываясь на прогнозных оценках, требования к стартовому капиталу неоднократно изменялись. Сумма в 2 миллиона долларов не была фиксированной и фактически возрастала с каждым месяцем. Данная сумма не являлась компенсацией материальных затрат Управляющего, а была стартовым взносом для обеспечения неснижаемого остатка средств оборотного капитала по каждому судну. ТоАЗ не мог отказать в корректировке этих сумм, которой регулярно требовала Prime Gas. При этом отчёты поступали на предприятие только через 45 суток после окончания квартала. Кроме того, компания каждый месяц получала минимум 15 тысяч долларов как вознаграждение. Управляющему также полагалась выплата компенсации за заработные платы, страховку и канцелярские расходы. Заключённый на пятилетний срок договор регулировался английским правом. Он обслуживался по предоставленным заводом реквизитам Приволжского филиала «Промсвязьбанка».

Сумма растёт

В соответствии с допсоглашением №1, заключённым в декабре 2018 гола ТоАЗ и Prime Gas, завод должен ещё выплачивать по 250 тысяч долларов на судно в качестве прогнозного аванса. Соответственно, для пяти судов сумма составляла 1,25 миллиона долларов. Со 2 февраля 2017 года по 31 января 2018 года предприятие в качестве фрахтователя заплатило 797 900 долларов (месячная сумма). Уплата этой суммы производилась в рамках допсоглашения к тайм-чартеру с Northwind . таким образом, за год завод выплатил 47 874 000 долларов.

Начиная с февраля 2018 года завод должен выплачивать не менее 909 000 долларов ежемесячно или 54 540 000 долларов в год за все пять судов. У предприятия не возникло вопросов и по дальнейшей корректировке сумм. В дальнейшем ведением договора занимался гендиректор предприятия по финансам Н.В. Неплюев. На сегодняшний день курированием соглашения занимаются гендиректор Межеедов и его зам В.С. Пустынников. Исполнителем с 2018 года является работник «Корпорация «Тольяттиазот» Артем Кузин, имеющий опыт работы в сфере логистики в Турции.

Согласно оценкам бывшего коммерческого директора предприятия Г.Е. Судниковой, столь ощутимый рост расходов по договору фрахтования произошёл из-за отсутствия данных по контролю движения судов. В прошлые годы закупавший продукцию завода Nitrochem платил только за конкретный рейс. Но после подписания соглашения ТоАЗ возложил на себя расходы на содержание судов, не даваясь в подробности их эксплуатации. Иными словами, завод покрывает 100 процентов расходов, не получая отчётности и не имеет возможности проконтролировать процессы отгрузок, рейсы и прочее.

Новые рынки Средиземного и Черного моря не принимают суда с большим водоизмещением, из-за чего 20-тысячники ТоАЗа могут выгрузить только допустимые 5 или 10 тысяч тонн. Такая частичная разгрузка неэффективна в плане логистики. И при этом на плечи завода ложатся расходы по доставке оставшегося груза. Занимавшаяся транспортировкой Nitrochem не возила менее 20-40 тысяч тонн аммиака. Кроме того, предприятие должно оплачивать выставляемые Prime Gas и Northwind счета, и, опять-таки, контроля за этим не ведётся. Данные вопросы входят в сферу деятельности Межеедова и контролируются им. Никакие структуры предприятия не имеют права вмешиваться в исполнение договоров фрахта.

Деньги без отчётов

Судникова полагает, что необходимости менять условия формирования цен, тарифов и условий для завода не было. Обоснования для этих процессов Гришин не предоставлял, вместо этого от работы с контрактами были отстранены работники отдела экспорта. По итогу у ТоАЗ нет никакой информации о рейсах, совершаемых судами; портах, которые они посещают, и т.д. Не исключено, что суда завода используются для перевозки грузов третьих фирм. При этом данные о деятельности Prime Gas и Northwind закрыты и не подлежат обсуждению. Курированием их работы занимается упоминавшийся выше Майкл Спиритус.

После успешного создания новых каналов вывода денег в 2017 году Гришин покинул предприятие, получив значительное вознаграждение. Теперь он работает в Ernst & Young, которую покинул ранее. Своих мест лишились и другие члены команды — МосальцевОбухов и Дюкова. Авторы схемы считали, что с помощью этих манёвров они пресекут возможность любой утечки данных о своих схемах. Расчёт не оправдался – в процессе журналистского расследования информация оказалась обнародованной. Таким образом, по так называемому договору фрахта с предприятия ежегодно утекали 60 миллионов долларов. За весь период действия контракта (до декабря 2021 года) эта сумма может достигнуть 300 миллионов долларов.

Интерес к этим схемам уже проявили СКР, ФСБ и ФНС, поэтому не стоит исключать, что в ближайшем будущем будут возбуждены уголовные дела. Таким образом, к ответственности могут быть привлечены как заказчики Махлаи, так и исполнители – МежеедовГришинМосальцев и прочие. Надеемся, что потерянные через незаконные схемы деньги всё же вернутся предприятию, а виновные понесут наказание.

Источник: versia.ru

, , , , ,

Добавить комментарий