Николай Новиков, суд и корпоративные интриги

Глава столичного арбитража Николай Новиков этим летом отмечает трехлетие пребывания в своей должности. За отчетный период Николай Алексеевич успел сделать всё, что полагается амбициозному мужчине на высоком судебном посту – обзавестись двухуровневой квартирой в центре Москвы, обеспечить не менее прекрасной жилой площадью старшего сына, а также разогнать неудобных подчиненных.

В арбитражных кулуарах давно говорят, что своим продвижением по карьерной лестнице Новиков во многом обязан неформальным связям с первыми лицами Верховном суде РФ, которые и поспособствовали его переезду из Казани в Москву в июне 2017 года. И, конечно, как любому из «понаехов», Николаю Новикову нужно было первым делом решить жилищный вопрос. А решил он его, прямо скажем, блистательно – уже через четыре месяца после назначения въехав с семьей в двухэтажный пентхаус в элитной новостройке ЖК «Смоленская застава» в самом центре Москвы, по адресу: пер. Ружейный, д.3, площадью 309.9 кв. м.
В выписке из Росреестра недвижимости указано, что этот объект с кадастровым номером 77:01:0005002:2876 был оформлен в собственность гражданина Новикова Николая Алексеевича 13 октября 2017 г., а кадастровая стоимость квартиры (которая, как минимум, на 30% ниже рыночной) составляет 147 миллионов рублей!

Судя по доходам, официально задекларированным председателем АС Москвы, чтобы купить этот пентхаус на честно заработанные деньги, он должен был ничего не есть и не пить лет примерно 30-40. Так, самый крупный доход, завяленный Новиковым за 2018 год составил 4 830 725,57 руб.
Но интересен не только источник происхождения средств у главного арбитражного судьи Москвы – допустим, квартирку за 200 млн ему подарили московские налогоплательщики. Любопытна сама процедура получения им элитной квартиры, подробности которой вскрылись недавно.

В интернете появилась копия письма, раскрывающего тонкости дипломатической работы со стороны одного из руководителей ВС с мэром Москвы Сергеем Собяниным по решению квартирного вопроса для председателя АСГМ. Для Новикова могли попросить у мэра обычную и скромную жилплощадь как для прибывшего в столицу новичка, а могли бы описать ситуацию так, что требуется непременно дорогое и престижное жилье. В итоге остановились на формулировке «просим в порядке исключения», что на негласном служебном сленге означает: дать самое лучшее. И в итоге «в порядке исключения» был выдан двухэтажный пентхаус.

Новый главный московский арбитражник, конечно, мог бы обойтись и квартиркой поменьше, потому что на самом деле к тому времени у него уже имелось просторное жилье в столице, оформленное на сына Степана. Но, как говорят в судейских кругах, если крупная рыба сама идет в руки, то грех закрываться от нее черной мантией.

Сколько раз Новикову пришлось «проставляться» своим покровителям из ВС за полученный VIP-пентхаус на протяжении минувших трех лет, доподлинно неизвестно. Но сотрудничество активно развивается, и, судя по всему, «связи» в ВС помогают Новикову решать не только квартирные вопросы.

Совсем недавно, к примеру, судейское сообщество активно обсуждало историю с отставкой зампреда АС Москвы Ольги Александровой – обвинения в её адрес были настолько несправедливыми, что судья расплакалась прямо на заседании Высшей квалификационной коллегии (ВККС).

Александрова публично заявила: что стала жертвой провокации со стороны Николая Новикова, который давно держал зуб на неё. «Сковырнуть» с должности свою заместительницу, к которой по профессиональной линии никогда ни у кого не было претензий, оказалось проблемой даже для председателя АСГМ. Помощь надежных партнеров из высшей судебной каптёрки оказалась бесценной. По плану разработанной совместно с ними операции к деликатной миссии подключилась его подчиненная судья Лидия Агеева: она наведалась в кабинет Александровой с особым заданием. Ей нужно было спровоцировать Александрову на любую фразу, которую можно было бы истолковать как согласие вынести нужный вердикт за взятку, и, конечно, записать эту фразу на диктофон.
Вскоре после этого засланная Новиковым лазутчица докладывала о том, что-де объект разработки запросил взятку за вынесение вердикта в споре двух хозяйствующих субъектов. Реакция была молниеносной – и вот уже персональное дело Ольги Александровой оказалось на рассмотрении ВККС, откуда подозреваемая вышла без мантии и со сложенными полномочиями.
Эта громкая история еще долго на все лады обсуждалась далеко за пределами судейского сообщества. Ведь, с одной стороны, дело для арбитражной системы и вообще для отечественной Фемиды вполне обычное, но, с другой стороны, если бы Ольга Александрова и впрямь была виновна, то одним увольнением она едва ли бы отделалась, а с высокой долей вероятности загремела бы под пресс правоохранительной машины.
Но поскольку этого не случилось, и следователи с оперативниками не проявили интереса к ситуации, то напрашивается вывод о том, что за скандалом стояли исключительно корпоративные разборки внутри руководящих слоев Фемиды. Тем более, что про бывшего зампреда АСГМ Александрову известно, что ее мнение часто не совпадало с мнением председателя Новикова, а потому такой заместитель был неудобен для московского арбитражного начальника. Если Александрову «взял в клещи» сам глава АСГМ Новиков, то шансов у молодой женщины плыть против течения и сохраниться в системе не было.

Фигурирующие же в этой драме бумажки с цифрами и аудиозаписи с признаками монтажа только усугубляют версию о провокации, потому что нынче даже в районных судах не говорят на деликатные темы в кабинетах и ничего не пишут на бумаге. Ольга же Александрова была опытным судейским руководителем и точно не совешила бы приписываемых ей ошибок.
Как бы там ни было, а Николай Новиков освоил новый способ опыт кадровой расчистки возглавляемого им ведомства и в дальнейшем, очевидно, продолжит действовать по наработанным схемам. Избавление от излишне принципиальных сотрудников уже позволило Николаю Алексеевичу выстроить в Арбитражном суде Москвы новую модель самоуправления, которая отвечает представлениям председателя о том, какой должна быть Фемида. В марте этого года под предлогом ограничений по пандемии Новиков самочинно распорядился прекратить прием всех документов в возглавляемый им арбитражный суд, в том числе поданных через федеральную электронную систему «Мой арбитр». Такой «электронный карантин» оказался незаконным, что вызвало протесты участников процессов и послужило поводом для депутатских обращений в СКР и к председателю ВС РФ Лебедеву.

 

 

По результатам этой и подобных инициатив Николай Новиков получил в судейской системе репутацию разрушителя. И, надо сказать, разрушает он не только все устои правосудия в арбитражной сфере, но и остатки веры россиян в честность и независимость судей. Поскольку председатель арбитражного суда, проживающий в двухэтажном пентхаусе на «золотой миле» Москвы – это лучшая иллюстрация того, что происходит сегодня с российским правосудием.

Источник:   igolkin.blogspot.com

, ,

Добавить комментарий