Максим Ефимов научился зарабатывать на пускании ветров

Воздух свежий — смеркается,
Приветливый Рейн затих;
Вечерний луч играет
На лопастях ветровых.

Если бы Гейнрих Гейне жил в наши дни, возможно, именно такими словами он передал бы в поэме «Лорелей» поэзию рейнских пейзажей. По крайней мере, если бы он наслаждался видом на старинный городок Боппард с противоположного берега Рейна. Из-за покрытых густым лесом живописных холмов всплывают, размеренно вращаясь, огромные лопасти ветряков. Это — ветряки украинского депутата Максима Ефимова, которые оказались в эпицентре скандала. Правда, имени владельца в Германии никто не знает — он скрыт за рядом фирм в Швейцарии и на КипреНесколько лет в Боппарде велись дискуссии и судебные процессы относительно того, можно ли устанавливать ветряки в непосредственной близости от жилых кварталов и самой известной на весь мир Средней долины Рейна. Из-за того, что местные власти разрешили строить здесь ветряки Ефимова и еще ряд других ветровых электростанций, Германию даже предупреждали о риске потери долиной статуса мирового наследия ЮНЕСКО. В конце концов, суды в прошлом году запретили эксплуатировать ветряные мельницы ночью, поскольку 200-метровые гиганты мешали местным жителям спать. А ситуацию с ЮНЕСКО удалось сгладить: ветряки украинца стали последними, которые позволили строить вокруг воспетой Гейне долины.

Хозяин ветра с депутатским мандатом

Вряд ли народному депутату от президентской фракции БПП приходилось иметь такую головную боль в Украине. У себя на родине Максим Ефимов относится к числу людей, которые сами устанавливают правила игры — где и на каких условиях будут работать «зеленые» электростанции. Ефимов является соавтором десятков законов, которые прямо или косвенно влияют на инвестиционную привлекательность ветровой энергетики. Например, сейчас рассмотрения Верховной Радой во втором чтении ожидает очередной законопроект, которым предлагается упростить разрешительные процедуры для строительства ветровых парков. Ефимов с коллегами предлагают при оценке воздействий объектов строительства на окружающую среду исключить ветровые установки из перечня объектов, которые имеют «средние последствия» и перевести их в категорию «незначительные последствия». Таким образом может отпасть сложная процедура согласования, в том числе с общественностью, строительства ветряков более 50 метров высотой.

Однако наиболее значимым для бизнеса Максима Ефимова, очевидно, является принятый в 2015 году закон его соавторства, в котором производителям энергии ветра, при условии использования не менее 50 процентов украинского оборудования, к «зеленому тарифу» добавляется «бонус» в 10 процентов. Единственным бизнесменом в ветроэнергетике, который получает эту надбавку, до сих пор только является сам соавтор закона — Максим Ефимов. В подконтрольном ему Причерноморском ветропарке, начиная с марта 2017 года, работают ветряки, которые производят «бонусную» электроэнергию. За каждый киловатт, произведенный на новых установках, потребители доплачивают Ефимову 30 копеек бонуса, закрепленного в написанном депутатом законе. По приблизительным подсчетам, основанным на среднестатистической производительности ветряков такой мощности, украинские потребители электроэнергии ежегодно доплачивают компании Ефимова бонус в несколько миллионов гривен.

Один из самых высоких в Европе «зеленых тарифов»

В целом же «зеленый тариф» на каждый киловатт, включая бонус, составляет 3 гривны 22 копейки или примерно 10,5 евроцентов за киловатт. Это, кстати, значительно больше, чем Ефимов получает по «зеленому тарифу» в Германии, где у украинского депутата целых три ВЭС. В этом году доходы Максима Ефимова от «бонуса», очевидно, существенно возрастут. Подконтрольные ему ветровые электростанции, как ожидается, установят еще 17 установок украинского производства. Их изготовление анонсировал в марте в интервью агентству «Интерфакс-Украина» заместитель директора по коммерческим вопросам «Фурлендер Виндтехнолоджы» Юрий Шевченко.

Совладельцем этого завода по производству ветряков является … Максим Ефимов. Немецкий бренд Fuhrländer принадлежит ему с 2012 года, когда Ефимов купил одноименную компанию, переживающую кризис. Правда, надежды немцев на сохранение рабочих мест тогда не оправдались: украинец не стал вкладывать средства в проблемную компанию, а перенес производство в Краматорск Донецкой области, где на его заводе «Энергомашспецсталь» на тот момент уже собирались ветровые установки по лицензии Fuhrländer.

Предыстория «зеленого протекционизма»

Немецкие экономические обозреватели высказывали удивление тем, что Ефимов, только купив завод, уже через несколько месяцев его закрыл. Впрочем, очевидно, перенос производства в Украине показался предпринимателю более привлекательным. Дело в том, что на тот момент в Украине действовали беспрецедентные привилегии для отечественных производителей «зеленого» оборудования. “На тот момент действовал закон, согласно которому «зеленый тариф «получали только те компании, которые производили энергию из альтернативных источников с использованием не менее 50 процентов украинского оборудования», — напомнил в беседе с журналистами председатель правления Украинской ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков (УВЭА). По его словам, категорически против такого протекционизма выступали Европейский Союз и Европейское энергетическое сообщество. «Это могло затормозить импорт европейских турбин в Украину», — констатировал Конеченков.

Как известно, предыдущий протекционистский закон предоставлял преференции, прежде всего, бизнесу братьев Андрея и Сергея Клюевых, которые контролировали производство солнечных батарей. Максим Ефимов, который до лета 2014 года был соратником Клюевых по Партии регионов и депутатом Краматорского горсовета от этой партии, также был потенциальным бенефициаром этого протекционистской закона.

Более прозрачные правила игры

В конце концов, под давлением ЕС был достигнут компромисс: вместо обязательной «местной составляющей» депутаты согласились поощрять украинских производителей 10-процентной надбавкой. «Ефимов добивался 20-процентной надбавки, но в конце концов договорились о 10%», — вспомнил в разговоре с журналистами один из инсайдеров отрасли.

Андрей Конеченков называет законодательные изменения 2015 года шагом вперед по сравнению с протекционистским законом, действовавшим ранее. Ведь теперь, по крайней мере, есть свободный доступ к «зеленому тарифу», которым уже воспользовались несколько десятков компаний. Около 10 солнечных электростанций уже получают 10-процентный бонус за украинскую составляющую. В то же время, кроме самого Максима Ефимова, в ветровой энергетике пока никто не соблазнился на надбавку за украинское оборудование и никто не купил производимый в Украине «Fuhrländer». Андрей Конеченков объясняет: проблема скорее не в качестве оборудования «Фурлендер Виндтехнолоджи», которое соответствует качеству ведущих европейских производителей и использует немецкие технологии, а в цене. «Небольшое производство — несколько турбин в год — дает в результате высокую цену на турбины. Они выходят дороже, чем, скажем, у лидеров рынка — Vestas или Siemens. Если бы цена была бы ниже, процесс шел бы гораздо быстрее», — говорит Конеченков.

В этом году, по данным ветроэнергетической ассоциации, будут введены в эксплуатацию ветроэлектростанции общей мощностью в 250 мегаватт (до сих пор в Украине установлено всего 600 мегаватт.). В следующем году, прогнозирует УВЭА, будет возведено еще вдвое больше мощности. По словам Андрея Конеченкова, для «Фурлендер Виндтехнолоджи» в условиях растущей конкуренции критически важно получить новые заказы, чтобы увеличить производство и снизить себестоимость.

Между тем сторонники протекционизма в украинской альтернативной энергетике на профессиональных дискуссиях вновь заговорили о необходимости более высоких денежных стимулов для отечественного производителя. При этом указывают на опыт Турции, где действует 20-процентная надбавка для тех, кто использует турецкое оборудование.

Трудные времена для Ефимова

Максиму Ефимову в нынешние трудные времена новые бонусы отнюдь не помешали бы. Из-за оккупации Крыма и Донбасса львиная доля подконтрольных ему ветропарков не работает. Зато банки через суды выбивают долги по кредитам на строительство этих станций. В марте суд обязал компанию ООО «Ветряной парк Лутугинский» (Лутугинская ВЭС находится на оккупированной части Луганской области), совладельцем которой является Ефимов, оплатить задолженность в 38 млн евро по кредиту «Проминвестбанка».

По материалам:  marionetki

Добавить комментарий