Григорий Березкин: как Android и iPhone будут внедряться в деятельность чиновников?

Государство готовится к масштабному внедрению среди чиновников и сотрудников госкомпаний смартфонов на отечественной операционной системе Sailfish. Проект разрабатывается по поручению президента и подразумевает расходы более 160 млрд руб. в ближайшие четыре года. Основными бенефициарами проекта станут совладельцы компании—разработчика Sailfish «Ростелеком» и бизнесмен Григорий Березкин, структуры которого продолжат зарабатывать на Sailfish даже после продажи контроля в проекте госоператору.Как Sailfish взяли в разработку

В 2019 году чиновники должны начать использовать корпоративные смартфоны на российской мобильной операционной системе (ОС) Sailfish, которая контролируется «Ростелекомом». Как сообщал “Ъ” 16 марта, Минкомсвязь и «Ростелеком» уже подготовили проект распоряжения правительства, который описывает последовательность и сроки реализации инициативы. В нем говорится, что до конца 2021 года на новые смартфоны должны поэтапно перейти 7,9 млн сотрудников госорганов, бюджетных учреждений и госкомпаний. Затраты на программу составят 160,2 млрд руб. Из них 71,3 млрд руб. должны выделить из федерального бюджета, 78,2 млрд руб.— госкомпании и еще 10,7 млрд руб.— из местных бюджетов. В эту сумму входят и средства, необходимые на доработку Sailfish,— 2,3 млрд руб. из федерального бюджета. В Минфин, по данным “Ъ”, представлено обоснование необходимости выделить эту сумму. Предполагается, что тариф за «оказание комплексной услуги» с использованием смартфонов на отечественной ОС составит 13,1 тыс. руб. в год на человека.

Как уточнил “Ъ” федеральный чиновник, проект распоряжения подготовлен в соответствии с перечнем поручений президента от 6 марта. Также разработан проект постановления правительства, описывающий «особенности осуществления закупки услуг подвижной радиотелефонной связи, услуг по передаче данных, телематических услуг связи и связанных с ними товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд». Он определяет основные требования к той самой «комплексной услуге», а также порядок ее оказания и оплаты. Минкомсвязи, Минфину, Федеральной антимонопольной службе и Федеральной службе безопасности поручено обеспечить принятие этих двух проектов, говорит собеседник “Ъ”. «Комплексная услуга» фактически заменяет стоимость телефона.

«Целый ряд министерств и ведомств», в том числе силовых, уже начали тестировать смартфоны на Sailfish, при этом продуктом будет являться не сама ОС, а сервисы на ее основе, говорил недавно RNS-президент «Ростелекома» Михаил Осеевский. Например, интерес к Sailfish OC проявлял Сбербанк, речь шла о создании, продвижении и развитии отечественной экосистемы доверенных мобильных решений и сервисов на базе Sailfish Mobile OS Rus и облачной платформы SberCloud. В Сбербанке этот вопрос не комментируют.

Sailfish — единственная мобильная операционная система, входящая в реестр отечественного софта, который дает преимущества при госзакупках. Исходно ее разработала финская Jolla Oy. Эту компанию основали в 2011 году бывшие сотрудники Nokia, чтобы продолжить разработку смартфонов на базе ОС MeeGo. Позднее Nokia вышла из проекта, а Jolla Oy продолжила разработку и в 2013 году представила Sailfish OS, базирующуюся на ядре Linux, собственных разработках Jolla Oy и технологиях с открытым исходным кодом.

Первый мобильный продукт на Sailfish — смартфон Jolla — был представлен в ноябре 2013 года. Еще через год Jolla Oy решила выпускать планшеты, однако у нее возникли финансовые проблемы, на фоне которых проект стал переходить под контроль российской компании «Вотрон» владельца группы ЕСН Григория Березкина.

Как сообщил “Ъ” федеральный чиновник, знакомый с ситуацией, вхождение «Вотрона» в проект началось в апреле 2015 года. В декабре того же года доля «Вотрона» в холдинговой компании Sailfish Holding превысила 51,8%, а к апрелю 2016-го достигла 61,5%. Тогда же, в апреле, заработала «Открытая мобильная платформа» (ОМП), которая принадлежала компании «Открытая мобильная платформа — Центр разработок», подконтрольной супруге бизнесмена Ольге Березкиной и сыну экс-гендиректора ЕСН Владимиру Верозубу.

По заказу ОМП Jolla Oy разработала мобильную версию своей операционной системы — Sailfish Mobile OS Rus. Именно ОМП теперь обладает патентными правами на эту ОС. С Jolla Oy она заключила эксклюзивное лицензионное соглашение на территории России до 2025 года. Согласно ему, ОМП занимается разработкой, продвижением и поддержкой операционной системы в России и должна платить Jolla Oy по $3 за каждую лицензию.

Кто заработает на поставках смартфонов на Sailfish

По словам федерального чиновника, 28 февраля 2018 года совет директоров «Ростелекома» решил выкупить 75% долей в компаниях «Вотрон» и ОМП в целом за $10 млн. Продавцами стали подконтрольные Григорию Березкину компании «Русинтех» и «Открытая мобильная платформа — Центр разработок». Решение о сделке было принято в соответствии с директивой правительства, изданной по поручению президента от 5 июля 2017 года, утверждает собеседник “Ъ”.

На самом же деле продавец получил гораздо больше — правда, в виде займов. Так, по словам федерального чиновника, в рамках сделки «Ростелеком» предоставил ОМП заем на сумму 2,7 млрд руб. для рефинансирования ранее накопленной задолженности «перед лицами, связанными с продавцами», а также на сумму до 350 млн руб. на новые займы продавцов на осуществление деятельности «Вотрона» и ОМП до сделки. Таким образом, в пользу структур господина Березкина было выплачено около 3,3 млрд руб., оценивает собеседник “Ъ”.

Кроме того, структуры Григория Березкина еще как минимум 20 лет продолжат зарабатывать на Sailfish, даже потеряв контроль в компаниях, занимающихся ее разработкой. По условиям соглашения «Ростелеком» будет платить ОМП по 3 тыс. руб. за каждую лицензию и отдельно оплачивать поддержку программного обеспечения. В свою очередь, ОМП и Jolla Oy будут выплачивать 5% выручки в пользу структур господина Березкина в течение 20 лет после сделки, утверждает собеседник “Ъ”.

Заместитель гендиректора «Почты России» Сергей Емельченков: «Почтальонам хотелось бы экран большего размера»

Кроме того, структуры Григория Березкина сохраняют пут-опцион на продажу «Ростелекому» большей части оставшихся у них пакетов в ОМП и «Вотроне» — по 24,9%. Сделка может пройти по рыночной оценке на дату предъявления опционов к исполнению. Срок реализации опциона — с 1 марта 2021 года по 1 марта 2028-го. В случае исполнения опциона у бизнесмена останется доля лишь в 0,1% в «Вотроне» и ОМП, которую, по сути, необходимо сохранить для реализации договоренностей по выплате процентов от выручки ОМП и Jolla Oy.

Текущая деятельность по разработке Sailfish тоже финансируется по договору займа, заключенному 7 мая 2018 года между «Ростелекомом» и ОМП, говорит федеральный чиновник. Лимит финансирования по этому договору составляет 2 млрд руб., срок действия — пять лет, процентная ставка — 10%. Представители «Ростелекома» и Григория Березкина эту информацию не комментируют.

Заменят ли чиновники иностранные смартфоны

Кто именно будет выпускать смартфоны на российской ОС, пока неизвестно. Михаил Осеевский говорил, что «Ростелеком» не планирует этим заниматься, однако возможных вендоров не называл. Среди российских компаний смартфоны на Sailfish уже выпускали Mobile Inform Group (промышленный телефон «Ермак ОМП»), компании Oysters и Inoi. Последняя в апреле 2017 года выпустила на этой ОС смартфон Inoi R7 для госслужащих, который собирался в Китае и был закуплен «Почтой России».

По словам гендиректора Mobile Inform Group Константина Манцветова, компания не будет участвовать в проекте, поскольку ее взаимодействие с разработчиками операционных систем касается только индустриальных решений. При этом Mobile Inform Group продолжает производить телефоны на Sailfish и планирует в ближайшее время выпустить новые модели индустриальных планшетов и смартфонов. В Inoi и Oysters комментарии не предоставили, так же поступили и в других известных российских производителях смартфонов — Irbis и Treolan.

Необходимые для импортозамещения почти 8 млн устройств — большой сегмент рынка. Это более четверти от всего числа аппаратов, проданных в России за 2017 год (28,4 млн штук, по данным МТС). Но, как ни странно, проект не может серьезно повлиять на рынок мобильных устройств, уверен директор департамента «Мобильные средства связи» компании «Марвел-Дистрибуция» Павел Вьюков. Главная причина — отсутствие коммерческой составляющей, что ставит под вопрос способность конечного продукта конкурировать и влиять на рынок. Возможна ситуация, когда дотирование из бюджета будет в какой-то момент сокращено, а значит, импортозамещение, в основе которого лежат благие цели и интересы госбезопасности, окажется полностью или частично свернуто, предупреждает эксперт.

Аналитик ИК «Фридом Финанс» Валерий Безуглов — о программе распространения смартфонов на Sailfish

Кроме того, подавляющее большинство сотрудников все равно будут держать на работе второй смартфон привычной модели, на котором установлены уже знакомые ОС, сервисы и приложения, уверен господин Вьюков: такие устройства можно использовать для личного, а не рабочего общения в мессенджерах и социальных сетях. Повлияет на ситуацию и высокая конкуренция на рынке смартфонов, которая заставляет вендоров предлагать все более совершенные и производительные модели, а значит, стимулировать потребителя приобретать новинки.

Наконец, в среде производителей Android и iOS давно сложилась замкнутая экосистема пользователей и разработчиков приложений, которая работает очень успешно и растет в геометрической прогрессии. «Если попробовать представить подобную экосистему на базе ОС Sailfish, то станет видно, что число пользователей, ресурсы разработчиков ОС и количество приложений ограниченны и несопоставимы с масштабами, в которых работают Apple и Google»,— поясняет эксперт.

Вряд ли рынок смартфонов просядет из-за идеи заместить 8 млн устройств: он продолжит расти, хотя, возможно, и не такими быстрыми темпами, согласен глава направления цифрового контента J’son & Partners Consulting Роберт Меликсетян. Ведь кроме чиновников, которых обяжут перейти на новую ОС, аппараты вряд ли кого-то заинтересуют, в первую очередь из-за отсутствия привычной инфраструктуры и экосистемы приложений, считает он.

Нехватка приложений на мобильной Sailfish — известный факт. На нее 4 сентября указывал и глава Минкомсвязи Константин Носков, рассказывая о своем опыте использования смартфона. «Телефон как телефон, проблема в отсутствии экосреды. Он похож на Android, но нет приложений»,— говорил министр (цитата ТАСС).

Впрочем, еще в октябре 2017 года гендиректор ОМП Павел Эйгес уверял “Ъ”: основное преимущество этой ОС как раз и заключается в том, что она «никак не связана с зарубежными сервисами». Сегодня мобильные технологии в России минимум на 95% зависят от зарубежных поставщиков, но на базе Sailfish заказчики могут построить для своей компании или органа власти полностью независимую мобильную инфраструктуру, пояснял господин Эйгес. По его тогдашним оценкам, на российском рынке продукт может быть востребован примерно у 2 млн чиновников, нескольких миллионов бюджетников, а также в государственных и некоторых частных компаниях. ОМП уже тогда ставила себе целью полностью заместить зарубежные мобильные решения в госсекторе и российских компаниях, полагая, что технически это вполне реально сделать за пять–десять лет.

источник:    кommersant.ru

, , , ,

Добавить комментарий