Equinor своим не пахнет

Глава «Роснефти» ловко распоряжается госактивами, итогом чего могут стать многомиллиардные потери бюджета и туманные перспективы проекта «Восток Ойл», который за два года так и не стал реальностью.

Об этом сообщает Vlast.ORG со ссылкой на  moscow-post.su

Как "щедрость" Сечина "переходит" границы

 

Как передаёт корреспондент The Moscow Post, с подачи руководимой Игорем Сечиным госкорпорации «Роснефть» добычей нефти на российской земле может заняться еще одна иностранная компания. На этот раз речь о скандальной норвежской Equinor, которой «Роснефть» продала долю в проектах в «Восточной Сибири» за $550 млн.

Почему Сечин с такой легкость раздаёт активы иностранцам, вопрос открытый. Не исключено, что его главной целью является запуск едва ли не полумифического проекта «Восток Ойл» на Таймыре. Пока он существует лишь на бумаге, но уже должен был принести «Роснефти» миллиарды рублей, ведь долю в будущем производстве получают неожиданные структуры, а сам Сечин рассчитывает получить на проект порядка 10 трлн рублей финансирования — сумму просто космическую.

Перед такой «морковкой» вряд ли кто-то устоит, тем более Игорь Сечин, который своего никогда не упустит. В случае с Equinor, эта компания работает в РФ не первый день, а аж с 2012 года, когда вместе с «Роснефтью» получила право на разработку северного нефтяного шельфа.

Вот только сколько бы на него не было потрачено денег, рентабельным в условиях падения цен на нефть и континентальных проектов «Роснефти» он не стал. Знал ли об этом Сечин, или главное было завести «нужную» фирму?

Норвежские «друзья« из НАТО

Сейчас, согласно сделке, Сечин продал ей почти половину фирмы «Красгеонац», во владении которой сразу 12 лицензий на разведку и добычу нефти в Восточной Сибири. В том числе, Северо-Даниловское нефтегазовое месторождение, добыча которого началась в этом году. За что такая щедрость от главы российской госкорпорации, так ловко распоряжающимся государственным имуществом?

Еще важней, что «Эквинор» на 67% принадлежит правительству Норвегии, так что права на разработку месторождений получит государство-член НАТО. Неужели в этом случае для «патриота» Сечина вопросы безопасности государства отступают перед большими деньгами?

Государственный статус не помешал «Эквинору» попасть в целую серию скандалов. Компания тесно работает не только с российскими, но и с американскими властями — главными доброжелателями нашей страны. Она с 2008 года разрабатывает крупнейшие сланцевые формации Bakken и Marcellus/Utica. Это 300 тыс. баррелей сырого нефтяного эквивалента.

И вот, в 2020 году компания в угоду собственным представлениям о порядочности решает сразу на 20% сократить капиталовложения в американские проекты, чтобы нивелировать падение цен на нефтепродукты из-за пандемии. Вместо заявленных $10-11 млрд она вложит лишь $8,5 млрд, а также сократит расходы на геологоразведочные работы на $400 млн, операционные на $700 млн.

Как

Проект с «Эквинор» по добыче нефти на арктическом шельфе закончился полным провалом

Охарактеризовать это можно по-разному. Например, фразой «только бизнес, ничего личного». Учитывая «скукоживание» планов, непонятно, сколько налогов недополучит американских бюджет.

Нечто похожее произошло и с разработкой «Эквинором» нефти на северном арктическом шельфе России — проекте, который закончился «пшиком». С 2012 года в него вбухали миллиарды. А что в результате?  Всего две пробуренные скважины в 2016 году, запасы в которых признали коммерчески неинтересными. Теперь Сечин придумал новое совместное предприятие, которое затем может получить долю в «Восток Ойл». Возникает вопрос — а не кинет ли «Эквинор» российское правительство, получив активы под одни вложения, а выдав совершенно другие?

Все свои?

Если «Эквинор» в будущем заведут на «Восток Ойл», это будет уже не первым подобным сообщением. Ранее стало известно, что 10% в проекте должен получить сингапурский нефтяной трейдер «Трафигура».

По слухам, компания много лет могла помогать «Роснефти» обходить западные санкции, за что Сечин оказался очень благодарен. Настолько, что готов отдать 10% важнейшего нефтяного проекта страны, ориентировочная стоимость которого порядка 10 трлн рублей. Получается, 1 трлн из них «отойдет» «Трафигуре», да еще под будущие (пусть пока и только на бумаге) огромные прибыли?

С этой компанией тоже связано немало скандалов, которые ставят вопрос, кому и как Сечин может «раздавать» государственные активы. Как сообщает издание «Прайм», в 2018 году венесуэльская нефтяная госкорпорация PDVSA в числе прочих компаний обвинила «Трафигура» в коррупции. Якобы, по этим обвинениям даже возбуждалось уголовное дело в Швейцарии.

Суть обвинений могла сводиться к получению конфиденциальной рыночной информации в обмен на коррупционные блага. На чем же, в таком случае, основана крепкая дружба «Роснефти» и «Трафигуры» в последние пять лет?

Другой скандал с «Трафигурой» развивался в Бразилии. Как утверждает автор historian19 на платформе «Живой Журнал», якобы «Трафигура» и «Витол» платили миллионы долларов взяток сотрудникам бразильской Petróleo Brasileiro SA в обмен на более выгодные условия заключения торговых контрактов.

Еще одной страной, которая с подачи Сечина может зайти в «Восток Ойл» или другие проекты, стала Индия. Ранее «Роснефть» предложила консорциуму индийских госкомпаний, который владеет 49,9% в Ванкорском месторождении, внести этот актив в проект «Восток Ойл» в обмен на миноритарную долю в нем. Об этом писал «Коммерсант». То есть Сечин, по сути, предложил поменять долю в компании в пока не существующем в реальности проекте.

Не только иностранцы, но и российские компании шевелятся Сечиным по теме «Восток Ойл». На минувшей неделе стало известно, что «Роснефть» решила выкупить Пайяхское месторождение у «Нефтегазхолдинга» Эдуарда Худайнатова. Платой могут стать как деньги, так и активы — благо и то, и другое у «Роснефти» государственное, ведь это госкорпорация.

Сделка должна помочь Худайнатову расплатиться с накопившимися долгами, а «Роснефти» завершить консолидацию месторождений «Восток Ойл». Таким образом, Сечин поможет своему бывшему коллеге (ранее Худайнатов возглавлял «Роснефть» и считается человеком Сечина), а также получит надежного партнера в будущем «Восток Ойл», который будет поднимать руки на голосовании в совете директоров тогда, когда это будет выгодно Игорю Ивановичу.

Гладко на бумаге

Опять же, это произойдет, если «Восток Ойл» окажется реальным, а не виртуальным проектом. Как пишет «Новая газета», первая очередь проекта мощностью 50 млн тонн в год должна быть завершена лишь в 2024 году, но обсуждение параметров, напоминающее переливание из пустого в порожнее, идёт уже два года. Вторая очередь, которая увеличить добычу уже до 100 млн тонн ежегодно — ориентировочно к 2030 году.

При этом долгое время не были известны даже базовые параметры проекта, из чего невозможно было произвести расчет финансовых вложений. Как писал «Знак», в итоге проект потребует порядка 10 трлн рублей — деньги, на которые можно было бы полностью решить проблему ветхого и аварийного жилья, построить более 60 тыс. км. высококлассных дорог.

Как "щедрость" Сечина "переходит" границы

Если проект «Восток Ойл» может оказаться полностью несостоявшимся, то разменянные активы вернуть уже не получится?

Вместо широкого общественного обсуждения Сечин пытается включить в проект все новые и новые структуры, у которых в этом может найтись свой коррупционный интерес. Сама же «Роснефть» несёт все новые убытки, пытаясь закрыть дыры в бюджете за счет государства.

В первом полугодии 2020 года её чистый убыток «Роснефти» составил 113 млрд рублей против прибыли в 325 млрд рублей годом ранее. Об этом пишет РБК. И если раньше Игорь Иванович кивал на колебания на нефтяном рынке, то в этом году кивки пошли уже в его сторону. Ведь он был основным лицом от России в обсуждении новой сделки ОПЕК+. В результате тех провальных переговоров, напомним, цены на нефть обрушились во всем мире.

Что будет дальше с «Восток Ойл» и компаниями, которые в него могут зайти — неизвестно. Может быть, они получат бюджетное финансирование под одни параметры, а затем внезапно пересмотрят свои планы, как «Эквинор» сделала в России. Возмутителен сам принцип, когда госактивы могут размениваться на другие в соответствии с пожеланиями одного человека — пусть и очень могущественного. Насколько этот человек думает о государственных, а не своих личных интересах — вопрос дискуссионный.

, , , , , ,

Добавить комментарий