Александр Нерадько спустил рукава

Весной этого года «Версия» обратила внимание на неординарное аппаратное событие в транспортной отрасли – второе пришествие Александра Нерадько на пост первого заместителя министра транспорта с сохранением за собой должности руководителя Росавиации. Видимо, это событие было частью перспективного плана движения «незаменимого Шурика» к карьерным высотам российской власти, но коронавирусная история ему немного спутала карты.

Реанимация ГСГА не состоялась, и вот сейчас, осенью, когда напряженность в связи с пандемией немного спала, кадровые движения Александра Нерадько начались вновь.

Подсидел министра?

РБК решило проводить министра транспорта, который руководит ведомством с мая 2018 года. Среди претендентов на министерский пост называет его нынешних заместителей: главу Росавтодора Андрея Костюка и главу Росавиации Александра Нерадько.

В анонимных телеграмм-каналах, на которые считают возможным ссылаться некоторые российские СМИ, назначение Александра Нерадько министром транспорта преподносят как уже решенное дело, оставляя Владимиру Путину чисто техническую функцию – подписать заранее приготовленные бумаги о его назначении. И обоснования разные – к примеру, «Агентство деловых новостей «Бизнес-вектор» утверждает, что залогом карьерного успеха Александра Нерадько является его дружба со спикером Госдумы Вячеславом Володиным и родством с главой внешней разведки Сергеем Нарышкиным. При этом мало кто апеллирует к профессионализму возможного кандидата на пост министра, работу которого на вверенных ему должностях едва ли можно назвать успешной. Но в современных аппаратных играх это считается будто не главным. Неужто важным стало быть своим в тусовке и иметь хороших покровителей и родственников?

Сомнительный «сертификатор»

Как показала практика, непревзойденное мастерство закулисных интриг и личного выживания в чиновничьей среде не заменяет умения решить государственную задачу и создать современную и эффективную авиационную власть, а не хорошо структурированную систему подкормки для конфидентов и наперсников.

Например, по результатам пятилетки, прошедшей с момента обретения Росавиацией функций по сертификации авиационной техники, ее разработчиков и изготовителей, общественность лицезреет вместо создания современной и динамичной авиационной власти рождение исчадия «святых 90-х», способного, кажется, лишь организовать поборы с заявителей.

 

 

Проблема эта выплеснулась за пределы кулуарных обсуждений, когда на Гидроавиасалоне генеральный директор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов просил Росавиацию снизить стоимость сертификации авиатехники.

В растиражированной СМИ постановке вопроса о сертификационных поборах нет ни тени сомнения в законности таких платежей. А озаботиться бы этим стоило!

Ведь если считать деятельность Росавиации по сертификации гражданской авиационной техники, ее разработчиков и изготовителей «государственной услугой» в смысле Федерального закона от 27 июля 2010 г. №210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», то окажется, что размер платы или порядок определения ее размера за оказание этой «услуги» не установлен. О каком тогда снижении может идти речь? От чего отталкиваться? Где прейскурант?

А взимание платы с заявителя на получение сертификата разработчика или изготовителя вообще не допустимо. Ведь статья 8 Воздушного кодекса Российской Федерации не устанавливает требований по оказанию данной услуги за счет заявителя, а в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2010 г. №210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» в этом случае государственная услуга предоставляется на бесплатной основе.

Получается, что аппаратный вес чиновника в России позволяет пренебрегать любыми федеральными законами и по итогу такой самостоятельности даже смело претендовать на карьерный рост?

Противоречия в системе обеспечения безопасности

Транспортный комплекс России – это кровеносная система государства, и поддержание безопасного состояния этой системы не является тривиальной задачей, которую может решать ведомство, находящееся на «задворках», в подчинении тому, кто допускает и, возможно, осуществляет нарушения, способные привести к сбоям в безопасности транспорта.

 

 

Государство хорошо понимает важность обеспечения безопасности (читай жизни и здоровья своих граждан), поэтому руководство ключевыми надзорными структурами в области безопасности (РостехнадзорРоспотребнадзор) осуществляет непосредственно Правительство Российской Федерации. Это исключает ведомственные дрязги, возможность оказания давления на структуры надзора и конфликт интересов, когда надзираешь за тем, чем управляет твой начальник. И лишь по несчастливой «случайности», организация надзора за транспортным комплексом не следует вышеприведенной логике, и Ространснадзор находится в ведении Министерства транспорта Российской Федерации. Того самого ведомства, за деяниями которого он и должен надзирать – откровенное противоречие и конфликт интересов видно невооружённым глазом.

Сможет ли перемещение авиатора на пост министра транспорта решить эту задачу и вывести надзор в независимую сферу?

Мировая/советская практика и российские изъяны

Признанный в транспортном сообществе развитых государств американский опыт организации подобных структур (National Transportation Safety Board – Национальный совет по безопасности на транспорте) и советская практика (Государственная комиссия по надзору за безопасностью полётов воздушных судов при Правительстве СССР) свидетельствуют об одном – эффективность государственного контроля и надзора не может быть обеспечена, когда им занимается непосредственно транспортное ведомство или подчиненная ему структура. Этот вопрос должно курировать только высшее руководство государства (Правительство или Президент).

 

 

Если обратиться к практике гражданской авиации, курируемой первым заместителем министра транспорта – руководителем Росавиации Александром Нерадько, то на сегодня даже «декоративный» Ространснадзор выведен из ключевого контура обеспечения безопасности полетов. Организацию и проведение расследования авиационных инцидентов и производственных происшествий в нашей стране осуществляет Росавиация, то есть то же самое ведомство, которое осуществляет также оказание государственных услуг и управление государственным имуществом в сфере воздушного транспорта, использования воздушного пространства Российской Федерации, аэронавигационного обслуживания пользователей воздушного пространства.

То есть получается, одной рукой управляю, другой – расследую то, как я управляю. Гениальное решение! Вот только могут ли граждане быть уверены в своей безопасности на авиационном транспорте?!

Очевидно, решение вопросов безопасности на системной основе не входит в число приоритетов российского ведомства гражданской авиации, стоит лишь ознакомиться с положением о ФАВТ (Росавиация).

Эпидемия коронавируса нанесла чудовищный удар по авиационной отрасли, причем не только по авиаперевозчикам, но и по авиационной промышленности. Сейчас наступило время для обновления системных организационных решений, нужны новые лица и эффективные государственные управленцы. Нужен перезапуск всей системы. Помогут ли в этом новые кадровые решения в транспортной отрасли, покажет время.

Источник: versia.ru

, , , , ,

Добавить комментарий